Как я выбирала учебник

Год назад, в мае 2006 года, я столкнулась с совершенно неразрешимой на первый взгляд проблемой. Мне предстояло учить 9-е классы, но по какому учебнику – я не представляла. Дело в том, что уже довольно давно вся Россия перешла на концентрическую программу, в связи с чем гармоничная и логичная “линейная” программа, предполагающая историко-литературный курс в 9, 10, 11-м классах, была принципиально пересмотрена – и это несмотря на протест большей части практикующих учителей.

Из 9-го в 10-й класс были передвинуты ” Евгений Онегин” А. С. Пушкина, ” Герой нашего времени” М. Ю. Лермонтова, “Мертвые души” Н. В. Гоголя, в результате чего и без того сложнейшая программа 10-го класса стала и вовсе неподъемной.

Учителя бунтовали, но бунты эти в основном выливались в то, что преподавали по-старому, а писали в журнале то, что требовалось. Между тем учебники потихоньку стали переписываться под новые требования. В итоге к тому моменту, когда негодующие голоса учителей были услышаны и приняты во внимание, а программу частично изменили, вернув в 9-й класс вышеупомянутые произведения, ни одного учебника, по которому дозволено бы было работать, оснащенного учебными материалами, соответствующими вновь утвержденной программе, просто не оказалось.

В педагогическом процессе возникла так называемая вилка. Работать должны по концентрической программе, но дополненной, пользоваться по циркулярам можно только учебниками после 2000 года, однако учебников, соответствующих этой новой, дополненной программе, просто нет. Вот такая замечательная ситуация.

Конечно, сильный учитель обойдется вообще без учебника, однако давайте будем помнить, что, во-первых, в школу приходит молодежь (редко, но бывает), и вчерашним студентам без учебника работать трудно. А во-вторых, наши Дети имеют печальное обыкновение болеть, да еще иногда и подолгу – как-то они в таком случае учиться должны. И, наконец, к сожалению, все труднее и труднее становится обеспечить ребят художественной литературой: школьные библиотеки старятся, книги изнашиваются, новые не поступают, а то, что поступает, нуждается в отдельном комментарии.

Серьезно изучив весь книжный рынок, представляющий несколько вариантов учебника по литературе для 9-го класса, я пришла к выводу, что по тому, что стоит на полках, работать просто недопустимо: ни один из предлагаемых учебников, честно выстроенных по концентрической программе, новым программным требованиям просто не соответствует. Вот тогда мне повезло: на Дне учителя литературы, проводимом Издательским домом “Первое сентября”, я познакомилась с Сергеем Александровичем Зининым, который рассказал мне о своем учебнике, уже написанном, но еще не вышедшем из печати, познакомил со всей концепцией курса 9, 10, 11-го классов, которую разработали он и его коллеги В. И. Сахаров и В. А. Чалмаев. Меня она весьма заинтересовала, потому что авторы довольно изящно сумели, заявив и утвердив свои учебники как соответствующие концентрической программе, выстроить их так, что “линейная” была в них сохранена практически без изменений.

Выхода у меня не было. Двойная бухгалтерия надоела. Короче, я решилась порекомендовать ребятам книгу, которую, в сущности, не держала в руках – учебник мы получили прямо из типографии в первых числах сентября.

Cразу оговорю, оценить книгу однозначно не берусь. Чисто внешне учебник ярок, красив, прекрасно иллюстрирован, что для ребят немаловажно. Использование его иллюстративного материала способствует установлению межпредметных связей между литературой и историей. Я впервые в своей практике работаю с учебником, предлагающим к рассмотрению на уроках и дома не только репродукции картин, но и фотографии предметов утвари, одежды, оружия, а также фотографии интерьера и его фрагментов, репродукции малоизвестных картин, отражающих быт времени, которое воссоздается авторами художественных текстов.

Работа с этими иллюстрациями оживляет урок, делает его более насыщенным, информативным, способствует созданию атмосферы “погружения в изучаемую эпоху”.

Учебные статьи разумно и логично выстроены. Правда, язык суховат, академичен. Теоретический материал подобран достаточно полно, хотя с некоторыми находками авторов я бы поспорила.

Так, например, определение жанра стихотворения А. С. Пушкина “Море” как элегия кажется мне сомнительным. Но в то же время учебник дает возможность сопоставления стихотворения Пушкина с элегией В. А. Жуковского “Море”, поскольку оба текста включены в хрестоматийный раздел. Ребята сами могут определить и общие черты жанра, и то, что рознит эти два текста именно в жанровом отношении.

В конце каждой учебной статьи вынесены “Основные понятия”, дающие возможность еще раз закрепить знания по теории литературы, а также приведены вопросы для повторения.

Темы сочинений, сопровождающие каждый образовательный раздел, сформулированы не совсем традиционно, что позволяет избежать списывания из “золотых” сборников и интернет-сайтов. Если “слабый” учащийся и прибегает при создании работы к подобным источникам, то он вынужден отредактировать и изменить их в соответствии с трактовкой темы, что в конечном счете также развивает ученика.

Для сильных или гуманитарно ориентированных учащихся предложены темы докладов и рефератов, формулировки которых тоже удовлетворили нас с ребятами.

При этом надо признать: статьи учебника неравноценны. С одной стороны, я, как практикующий педагог, впервые получила возможность столь объемно и широко именно благодаря учебнику изучить с ребятами древнерусскую литературу и литературу ХVIII века.

В предыдущие годы я работала по учебнику Маранцмана, и он такой возможности не предоставлял. С другой стороны, обзор творчества А. С. Пушкина дан объемно, но поверхностно. Детальному анализу лирического произведения учебник не учит.

Однако работа с одним лишь учебником в любом случае обедняет. Я расширяла учебный материал, привлекая на уроках материалы “Учебника по русской литературе” Ю. М. Лотмана (М.: Языки русской культуры, 2001), книги “Родная речь” П. Вайля и А. Гениса (М.: Независимая газета, 1991). Это особенно нужно для углубления тех тем, которые, по моему мнению, были даны поверхностно. Например, при анализе лирических произведений я привлекала методические разработки Н. Л. Карнаух и И. В. Щербины “Письменные работы по литературе.

9-11 классы” (М.: Дрофа, 2002), а также материалы курса лекций И. В. Щербины “Конструирование заданий разных типов для урока литературы и домашней подготовки учащихся”, печатавшиеся в газете “Литература” в 2006 году. Очень понравилась ребятам текстовая работа, предложенная в брошюре № 12 “Литературы” (№ 6 за 2006 год). Поскольку учебник вообще не обращает ребят к изучению зарубежной литературы, то тут мы пошли по пути, предложенному С. Волковым в статье “Проверочная работа по зарубежной литературе” (Литература.

2006. № 9). Не скажу, что с тестом справились все, но сильным он оказался очень интересен.

Однако основную помощь в процессе работы и мне, и моим ребятам оказала “Рабочая тетрадь по литературе. 9 класс” С. Н. Аленькиной (СПб.: Паритет, 2002). Я советовала бы авторам учебника обратить внимание на этот учебный материал, так как находки автора рабочей тетради творчески расширили работу моих учеников.

В тетради много игровых забавных заданий, которые оживляют и весьма разнообразят урок.

Учебник, несомненно, удобен тем, что предлагает одновременно хрестоматийный материал. Подобран он, правда, весьма неоднородно. Считаю положительной особенностью хрестоматийного раздела первого тома, что текст “Слова о полку Игореве” дан в двух вариантах – древнерусском и современном, в переводе Д. С. Лихачева.

Причем расположение текста на параллельных листах совпадает, и это дает учащимся возможность легко сопоставить перевод и первоисточник, что мотивирует лингвистический интерес и, по сути, способствует установлению межпредметных связей литературы, русского языка и истории. Кроме того, по моему мнению, именно перевод Д. С. Лихачева следует изучать в средней школе, так как он одновременно и более точен, и более понятен ребятам.

Подбор хрестоматийных лирических и лироэпических текстов по литературе ХVIII – первой трети ХIХ века сделан с большим вкусом. Очень важно включение в хрестоматию текстов К. Н. Батюшкова, поскольку сопоставление их с текстами В. А. Жуковского дает возможность для проведения интересных творческих работ. Однако отсутствие в хрестоматии баллады В. А. Жуковского “Светлана”, на мой взгляд, неверно, так как она обладает ярким, легко воспринимаемым сюжетом и читается ребятами с бoльшим увлечением, чем баллада “Ивиковы журавли”, вызвавшая проблемы даже простого сюжетного восприятия. Как недостаток можно отметить и отсутствие баллады “Лесной царь”, причем именно в данной хрестоматии.

Я понимаю, что по замыслу ребята должны были ознакомиться с этой балладой в предыдущие годы, но, поскольку учебная статья содержит информацию об этом очень ярком и впечатляющем тексте, следовало бы, по-моему, дать его и в хрестоматии, не боясь программного повтора.

Очень удачно включение в хрестоматийный материал отрывков из поэм ” Кавказский пленник” и “Цыганы”, трагедий “Борис Годунов” и “Моцарт и Сальери”. Привлечение этих произведений дает возможность уже в 9-м классе наметить для дальнейшего изучения глобальные темы русской литературы (тема “маленького человека”, тема совместимости “гения и злодейства”).

К существенным недостаткам можно отнести публикацию романов А. С. Пушкина “Евгений Онегин”, М. Ю. Лермонтова “Герой нашего времени”, поэмы Н. В. Гоголя “Мертвые души” с большими купюрами. Исключен первый портрет Печорина, данный устами Максима Максимыча в повести ” Бэла“, не найдем мы в хрестоматии “Повести о капитане Копейкине”, выпущены практически все лирические отступления. Я понимаю, конечно, что это решение продиктовано полиграфическими условиями, но без выпущенных фрагментов восприятие произведений будет, мягко говоря, неполным. Однако хрестоматия, пусть даже в таком усеченном виде, оказывает неоценимую помощь на уроке.

К сожалению, сегодня все чаще и чаще слышишь от ребенка: “У меня такой книги нет”. И все труднее и труднее становится привлечь родителей к решению этой проблемы.

Особенно удачна завершающая статья учебника, содержащая обзор русской литературы всего ХIХ и ХХ веков. Она позволяет спланировать и дать интересные обзорные уроки с элементами диспута даже в конце года, когда учащиеся уже утомлены. Любопытно предложение авторов творчески отнестись к изученной статье и самостоятельно составить списки для летнего чтения, но мне кажется, что и сами авторы учебника должны были бы привести примерный список произведений, обязательных для прочтения летом.

Он не только бы облегчил работу учителя и мотивировал учащихся на прочтение, но и дал бы им возможность сопоставить свой список (составленный после изучения статьи) с авторским, скорректировать свой труд, внести в работу элемент игрового редактирования.

Как отдельную заслугу авторов стоит выделить предоставляемую ими учителю возможность в максимально короткий срок и наиболее оптимально провести обобщенный обзор всего курса литературы, и сделать это в игровой форме и без потерь для преподавания.

Подведу итог. Назвать учебник идеальным я не могу. Настоящий детский учебник, написанный интересным языком, полностью отвечающий всем требованиям и учителя, и ребенка, еще не создан.

Но этот учебник моим ученикам в общем понравился, по крайней мере работали они по нему интенсивно и с удовольствием.



Как я выбирала учебник