“К Медному всаднику” анализ стихотворения Брюсова

Памятник Петру I работы Фальконе давно стал символом Петербурга и был воспет многими русскими поэтами. Александр Пушкин посвятил монументу поэму “Медный всадник”, с тех пор за памятником закрепилось второе, неофициальное название. Полная мощи и динамики скульптура вдохновляла Адама Мицкевича, Бориса Пастернака, Петра Вяземского, Анну Ахматову, Осипа Мандельштама.

Медный всадник оставил свой след и в творчестве Валерия Брюсова.

Стихотворение “К Медному всаднику” поэт написал в Петербурге 24-25 января 1906 года. Произведение вошло в сборник “Все напевы”, где открывает цикл “Приветствия”. В 1909 году издательство “Скорпион” выпустило собрание сочинений Валерия Брюсова “Пути и перепутья”.

В нем было впервые напечатано стихотворение “К Медному всаднику”.

В своих произведениях Брюсов часто обращался к историческим событиям, литературным источникам, произведениям живописи, скульптуры, архитектуры. Эта интеллектуальная особенность была характерна для выдающихся поэтов, но в творчестве Валерия Брюсова она выражена особенно зримо. Некоторые критики даже ставили поэту в упрек подобное погружение в мировой культурно-исторический слой.

Например, Юлий Айхенвальд назвал Валерия Яковлевича “мыслителем чужих мыслей” и “отчимом” идей.

На самом же деле Брюсов строит свои поэтические замки на прочном фундаменте истории, искусства и литературы. А от индивидуального подхода эти конструкции не становятся менее величественными и прекрасными. В стихотворении “К Медному всаднику”, описывая зимний Петербург, Брюсов обращает внимание на суровую архитектуру столицы: “в морозном тумане белеет Исакий”, “северный город – как призрак туманный”, “вставали дома, как посевы”.

Упоминает автор и важные исторические события, такие как восстание декабристов и самое разрушительное в Санкт-Петербурге наводнение 1824 года: “покинутой рати ложились тела”, “над темной равниной взмутившихся волн”. В воспоминание о наводнении неожиданно вплетается литературный мотив. Брюсов вспоминает героя романа Пушкина “бедного Евгения”, который “тщетно грозит” монументу.

Но главное действующее лицо повествования – сам Медный всадник. Вслед за Пушкиным Брюсов раскрывает символичность этого образа. Тяжесть и мощь, воплощенная в слове “медный”, а также ассоциация стремительного движения в слове “всадник” идеально характеризуют Петра I. Его “неизменный” памятник “на глыбе оснеженной высится” и одновременно летит “сквозь века”.

“Вечная” статуя противопоставлена Брюсовым краткой жизни человека. Сменяются поколения, люди – “тени во сне”, даже город – “призрак туманный”, а памятник царю-реформатору остается неизменным, попирая звенья змеи.

Стихотворение “К Медному всаднику” не изобилует цветами и звуками, что нетипично для творческой манеры Брюсова. Здесь почти нет цвета, есть только глагол “белеет”. Правда, – много тумана и теней.

Звук проявляется исключительно при описании декабрьских событий 1825 года: “между криков и гула”.

Стихотворение “К Медному всаднику” написано четырехстопным амфибрахием с перекрестной рифмовкой. Движение передается с помощью большого количества глаголов, причастных и деепричастных оборотов: проходят, выступая, летишь, сменяясь, вставали, ложились, простертой, изогнутой.

Для достижения большей эмоциональной выразительности Брюсов широко использовал сравнения: “дома, как посевы”, “как тени во сне”, “как будто… на смотр”, а также эпитеты: “морозный туман”, “оснеженная глыба”, “покинутая рать”. В произведении много инверсий: “на глыбе оснеженной”, “с рукою простертой”, “призрак туманный”, “полюс земной”, “посевы твои”.

В этом стихотворении Брюсов мастерски создал оригинальные, емкие образы. “Темная равнина взметнувшихся волн” представляет наводнение; “дома, как посевы” – разрастание города; “кровь на снегах… полюс земной растопить не могла” – неудавшееся восстание декабристов. Не менее эффектна в стихотворении антитеза “дневной полумрак”.

В своем творчестве Валерий Брюсов еще не раз возвращался к скульптурному символу северной столицы. Величественный монумент встречается в стихотворениях “Три кумира”, “Вариации на тему Медного Всадника”, а также в критическом исследовании Одноименной поэмы Александра Пушкина. Можно смело говорить о созвучности образа, созданного Фальконе, глубинным струнам души Валерия Брюсова.



“К Медному всаднику” анализ стихотворения Брюсова