Изображение села в повести “Привычное дело”, образ женщины

Правдиво рисует послевоенное село В. Белов в повести “Привычное дело”. Название произведению дала любимая пого­ворка его главного героя, Ивана Африкановича Дрынова, фронтовика, труженика, привыкшего выполнять самую тяже­лую работу.

Автор не идеализирует своего героя, но подчеркивает в нем главное, его совестливость, доброту, жизнелюбие. Иван Африка- нович, жизнь которого полна забот и тревог, не потерял спо­собности видеть светлую сторону жизни, чувства любви ко все­му живому – будь то корова Рогуля, конь Парменко или окру­жающая природа (“Небушко-то, небушко-то! Как провеянное, чистое, нет на нем ничего лишнего, один голубой сквозной простор”). Душевная красота героя раскрывается и в его горя­чей любви к жене Катерине.

Чувство это не остыло с годами и рождением девятерых детей, не потерялось в многотрудных по­вседневных делах (“Уйдет она в поле, на ферму ли, ему будто душу вынет”). Поэтому страшным наказанием за попытку Ива­на Африкановича уйти от родной земли, где так тяжко живется крестьянину, стала смерть Катерины, надорвавшейся после ро­дов. По силе чувств, по мастерству психологического анализа лучшим страницам литературы равна сцена на кладбище – апо­феоз человеческой любви и страдания: “Вот, девка, вишь, как все обернулось-то…

Я ведь дурак был, худо я тебя берег, знаешь сама… Вот один теперь… Как по огню ступаю, по тебе хожу, прости… Худо мне без тебя, вздоху нет, Катя.

Уж так худо, ду­мал за тобой следом… А вот оклемался… А твой голос помню… И всю тебя, Катерина, так помню, что…

Да. Ты, значит, за ре­бят не думай ничего… Катя, голубушка…” Иван Африканович весь задрожал.

И никто не видел, как горе пластало его на по­холодевшей, еще не обросшей травой земле, – никто этого не видел”. (Сопоставьте эту сцену с описанием переживаний Гри­гория Мелехова после гибели Аксиньи (“Тихий Дон”) и раз­мышлениями Андрея Разметнова на могиле жены (“Поднятая целина М. Шолохова).

Пленительный образ женщины, добрая душа которой откли­кается на любую боль, создал В. Белов в повести “Привычное дело”. Катерина наделена щедрым сердцем, умением прощать обиды, окружать людей теплотой и заботой, не только умело, но и как-то радостно выполнять свою трудную работу в колхозе и дома. В образе любимой героини, созданном в духе некрасов­ских традиций, автор воплотил свои сокровенные мысли о ве­ликой духовной силе русской женщины-труженицы, об огром­ной нравственной и социальной значимости ее природной роли матери и жены.

Есть своя закономерность в том, что в центре многих про­изведений оказались образы женщин – хранительниц семьи, дома, душевных богатств, памяти, традиций. Свое слово о женщине-труженице, матери сказали В. Белов и Ф. Абрамов, В. Астафьев и В. Распутин, М. Алексеев и В. Закруткин. Особен­но внимательны писатели к духовному опыту старшего поко­ления.

Его представляют Степановна и Евстолья в “Привыч­ном деле” В. Белова; бабушка Катерина Петровна, благодар­ную дань памяти которой отдает автобиографический герой книги В. Астафьева “Последний поклон”; старые колхозницы Анна и Дарья в повестях В. Распутина “Последний срок” и “Прощание с Матерой”.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Изображение села в повести “Привычное дело”, образ женщины