Изображение быта общества в романе “Евгений Онегин”

“Евгений Онегин” богат бытовыми зарисовками. Изображение быта считалось делом третьестепенным и во времена классицизма, и в эпоху господства романтизма. Пушкин щедро рисует картины быта и нравов. При этом в пушкинском изображении быт связан с судьбами людей, с течением жизни в самых различных ее областях, с культурными веяниями, политическими идеями эпохи (“Путешествие Онегина”, “Десятая глава”).

Однако бытовизм у Пушкина не является преобладающим элементом изображения, как в “Мертвых душах” Гоголя.

При обрисовке типов современного ему общества особенно большое внимание уделяет Пушкин таким факторам общественного и индивидуального развития, как воспитание, просвещение. Он подробно повествует, как Онегин воспитывался, что он читал, каковы источники романтизма Ленского и т. д. Пушкин в своих философских взглядах был близок к просветительству и придавал важнейшее значение воспитанию человека, просвещению, идей, характеристике нравов. Вместе с тем в “Евгении Онегине” нет и тени отвлеченности, идеализации в изображении человека, что присуще западноевропейскому реализму XV в. Пушкин точен в воссоздании исторического облика эпохи, в передаче тех или иных исторических и даже экономических деталей.

Маркс воспользовался одно! из них, заметив: “В поэме Пушкина отец героя никак не может понять, что товар – деньги. Но что деньги – товар, это русские поняли уже давно…”

Пушкин стремится к объективности изображения действительности. Жизнь персонажей романа течет по своей присущей и объективной закономерности в соответствии с их характерами, средой, типическими обстоятельствами. Вместе с тем в лиризме, пронизывающем весь роман, отражена горячая заинтересованность поэта в том, что происходит в жизни, что совершается с его героями.

Лирически отступления – это раздумья поэта о жизни, его нравственные размышления. В знаменитых строфах второй песни “Евгения Онегина”, которыми восхищался Белинский Пушкин пишет:

Увы! На жизненных браздах Мгновенной жатвой поколенья, По тайной воле провиденья, Восходят, зреют и падут; Другие им вослед идут… Так наше ветреное племя Растет, волнуется, кипит И к гробу прадедов теснит.

Придет, придет и наше время, И наши внуки в добрый час Из мира вытеснят и нас! Покамест упивайтесь ею, Сей легкой жизнию, друзья! Ее ничтожность разумею, И мало к ней привязан я; Для призраков закрыл я вежды;; По отдаленные надежды Тревожат сердце иногда: Вез неприметного следа Мне было б грустно мир оставить.

Живу, нишу не для похвал; Но я бы, кажется, желал Печальный жребий свой прославить, Чтоб обо мне, как верный друг, Напомнил хоть единый звук…

По поводу этих стихов один из исследователей справедливо замечает: “Представление о собственной смерти неразрывно связывается с объективным представлением бесконечного процесса всеобщей жизни. Человек не умирает: “добрый час”, “по тайной воле провиденья”, внуки просто вытесняют его, и жизнь продолжается, не прерываясь [Ш на минуту. Вместо того чтобы сосредоточиться на моменте своего личного уничтожения, сознание поэта забегает вперед и созерцает вечную жизнь сменяющихся поколений; вместо отчаяния и страха в нем загорается принять участие в этой жизни после его смерти, оставить после себя такой “памятник”, который вечно бы говорил людям о нем и его делах”.



Изображение быта общества в романе “Евгений Онегин”