История возникновения новелл западноевропейских и русских (*Общие критические статьи)



“Случившееся неслыханное происшествие” именно так определил сущность новеллы Иоганн Вольфганг Гете.

Новелла – явление более западноевропейской, нежели русской литературной традиции. Она и родилась в Италии в эпоху Ренессанса (по-итальянски novella означала “новость”, “известие”). В русской же литературе с давних пор существовало свое обозначение средней и малой повествовательной формы – повесть. Позже появился рассказ.

За разными терминами скрывался, в сущности, и разный смысл.

Повесть изначально тяготела

к неторопливому изложению событий, сосредоточивала внимание на характерах героев. Здесь важно было не столько то, что происходило, но как все это происходило.

Иное дело новелла, в которой первостепенное значение придавалось именно искусству сюжета. Обращенная не столько к созерцательной, сколько к деятельной стороне человеческого бытия, она исследовала резкие метаморфозы жизни, игру с человеком случая и борьбу человека с судьбой. Сжатость, быстрота действия, сосредоточенность вокруг одного, причем непременно экстраординарного события – вот отличительные черты этого жанра. И главное – непредсказуемый

финал (так называемый pointe), который проливает совершенно неожиданный свет на предшествующее действие.

Причем такой финал может быть непредсказуемым для героев или для читателя или для героев и читателя вместе. В последнем случае художественный эффект будет наивысшим.

Поскольку в жанровое задание новеллы входит заинтриговать читателя, большое внимание уделяется технике изложения, композиции. События могут передаваться не в объективной, причинно-временной последовательности, но так, как они переживались самими героями (прием, используемый также и в детективном жанре). Самые невероятные приключения принимают в новелле вид истинных происшествий – для этого нередко вводится фигура рассказчика, очевидца событий, который объединяет ряд новелл в единый цикл.

Именно таким циклом и была первая великая книга новелл итальянского автора Джованни Боккаччо “Декамерон”.

В русской литературе жанровый подзаголовок “новелла” появляется лишь с 40-х гг. прошлого века, но еще эпизодически. Истинный расцвет русской новелле суждено было пережить на рубеже XIX и XX веков в творчестве В. Я. Брюсова, Д. С. Мережковского, Б. Садовского, сознательно противопоставивших более традиционным для русской литературы “рассказам характеров” “рассказы положений”.

Но в действительности под титром “повесть” жанр новеллы проник в русскую литературу гораздо раньше. Так, например, блестящими образцами именно новеллистического жанра были хорошо известные читателю “Повести Белкина” А. С. Пушкина. И это не должно удивлять. В истории литературы существует ряд явлений, которые получили свое окончательное терминологическое обозначение в более позднее время. “Истинно романтической” назвал Пушкин по существу истинно реалистическую трагедию “Борис Годунов”.

Французский писатель-реалист Бальзак именовал себя романтиком. А термин “барокко”, обозначивший в литературе новое течение в XVII – первой половине XVIII вв., появился лишь в начале XX столетия. Так же обстояло дело и с новеллой.

С первыми образцами этого жанра в России мы встречаемся в XVII веке в сборниках переводных текстов, преимущественно с польского языка: “История семи мудрецов”, “Повесть о Валтасаре кралевичи…” и др. Затем появляются и оригинальные новеллы: “Повесть о бражнике”, “Повесть о Карпе Сутулове”, наконец, знаменитая “Повесть о Фроле Скобееве”. Занимательный, авантюрный сюжет, острый интерес к бытовой, частной жизни с ее радостями и горестями, плутнями и драмами, обманами и нуждой – вот что сближало между собой эти произведения.

Помимо западноевропейских источников, русская новелла XVII века имела еще и свои, национальные. Противостоя жанрам “житийной” и “учительной” литературы, она в то же время опиралась на традиции русской народной драмы, народной сатиры, шире – русской смеховой культуры. Морализаторский пафос изначально был чужд новелле; если она чему-либо и учила читателя, то никогда не сиавила это себе сознательной целью.

Новеллистическому смеху были равно подсудны короли и проходимцы, святые и грешники. Успеха добивался не тот, кто “свят или знатен, а кто сметлив и находчив”‘. Это отчетливо отразилось в “Повести о Фроле Скобееве”, завершившей путь русской новеллы XVII века. (Некоторые ученые предположительно относят время ее написания к самому началу следующего столетия.) Ее герой, небогатый дворянин, плут Фрол Скобеев, обольстив дочь знатного стольника, разом получал красавицу жену, богатое наследство и положение в обществе.

Проложив дорогу мирской, внесословной литературе петровского времени, новелла, однако, пришлась явно “не ко двору” в строгой жанровой иерархии литературы классицизма. Ораторский пафос похвальных од, трагедий, героических поэм заглушал будничные, прозаические интонации “низких” жанров. Только в конце XVIII века, в царствование Екатерины II, либерализация внутриполитической жизни приводит к расцвету демократической литературы. И новелла вновь “оживает” – в составе сборников М. Д. Чулкова “Пересмешник”, И. Новикова “Похождения Ивана, гостиного сына”, Н. Г. Курганова “Письмовник” и в других, большей частью анонимных циклах.

Демократическая беллетристика по-своему воспользовалась художественными открытиями русской новеллы XVII века. Особенно это заметно в произведении “Новгородских девушек святочный вечер, сыгранный в Москве свадебным”.

Источники:

    Нечаянная свадьба: Русская новелла конца XVIII – начала XIX в./Сост., авторы предисл., очерков и коммент. Е. Дмитриева и С. Сапожков; Худож. Е. Мешков и В. Соловьев.- М.: Дет. лит., 1991.- 270 с

    Аннотация:

    В сборник входят новеллы В. Жуковского, К. Батюшкова, А. Бестужева, Н. Нарежного, О, Сомова, В. Панаева, О. Сенковского, А. Вельтмана, А. Шаховского, В. Одоевского и других русских писателей того времени. Новеллы, как правило, построены на изображении житейских и любовных перипетий, они остросюжетны и представляют собой занимательное чтение.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

История возникновения новелл западноевропейских и русских (*Общие критические статьи)