История Пугачева и “Капитанская дочка” А. С. Пушкина

Пушкин – “взыскательный художник”, очень строго относившийся к тому, что писал, но о двух своих вершинных творениях, как поэта-стихотворца,- романе в стихах “Евгений Онегин” и народной исторической трагедии “Борис Годунов” – отзывался как о литературных подвигах. Подобным же литературным подвигом является и вершинное творение Пушкина-прозаика, которое он называл то исторической повестью, то историческим романом, “Капитанская дочка”. Действительно, по своему объему она невелика.

Но в эту тесную раму Пушкин со свойственным ему мастерством гениального писателя-художника вместил огромное жизненное содержание. В этом отношении повесть Пушкина не только не уступает, но и далеко оставляет за собой любой многотомный исторический роман.

В своей повести-романе Пушкин в ярких и рельефных образах-картинах раскрывает самые разнообразные стороны русской жизни 70-х годов XVIII века. Читая “Капитанскую дочку”, мы переносимся из патриархальной дворянской усадьбы центральных областей России в глухую крепость на далекой окраине; из затерянного в бесконечных снежных просторах казачьего постоялого двора – “умета” – и простой крестьянской избы – штаба повстанцев Пугачева и его ближайших соратников – в великолепную резиденцию императрицы Екатерины II – парки и дворец Царского Села. Перед нами проходят типические образы людей того времени – провинциального и столичного дворянства, высшего и низшего офицерства, солдат, казаков, представителей угнетенных царизмом народностей, крепостных крестьян, безропотно несущих свое иго, и крестьян, восставших против своих вековых угнетателей, против царско-дворянского правительства.

И все эти образы исполнены изумительной, небывалой дотоле в литературе жизненности – психологической и исторической правды.

“Сравнительно с “Капитанскою дочкою”,- восхищенно замечал младший современник Пушкина и его восторженный почитатель Гоголь,- все наши романы и повести кажутся приторною размазнею. Чистота и безыскусственность взошли в ней на такую высокую степеньТ что сама действительность кажется перед нею искусственною и карикатурною; в первый раз выступили истинно-русские характеры: простой комендант крепости, капитанша, поручик”. Эти истинно русские характеры, к которым прежде всего относится замечательный образ вождя повстанцев – Пугачева, поставлены в определенные условия места и времени, несут на себе все типичные черты той исторической эпохи, которая, как живая, встает перед нами со страниц “Капитанской дочки”.

В основу “Капитанской дочки” положены картины народного крестьянского восстания, крестьянской войны, вызванной тяжелым, бесправным положением закрепощенного народа. Вопрос о крепостничестве – “крепостном праве”, как его тогда называли, “праве” дворян-помещиков на бесплатный труд принадлежавших им крестьян,- был основным общественно-политическим вопросом всей жизни русского народа на протяжении XVIII и большей части XIX века.

Подневольный, из-под палки и потому малопроизводительный крепостной крестьянский труд чем дальше, тем все более мешал экономическому развитию страны. Помимо того, по самому существу своему он являлся глубоко несправедливым, лишавшим большинство народа – многомиллионную крестьянскую массу, находившуюся в рабской шнисимости у сравнительно ничтожного меньшинства,- самых основных человеческих прав. Это вызывало естественный и вполне законный отпор со стороны самих же закрепощенных крестьян, отпор, выражавшийся в непрерывном и широком народно-крестьянском движении против поработителей-помещиков. Потеряв всякую меру терпения и не имея возможности добиться правосудия, многие крестьяне сами убивали своих наиболее жестоких господ.

То там, то здесь стихийно вспыхивали крестьянские “бунты”, пыраставшие подчас в большие народные восстания. Крупнейшим из них и было восстание под предводительством Пугачева, разгоревшееся в первой половине 70-х годов XVIII века (1773-1775) и охватившее огромную часть страны.

Против крепостного права выступали и боролись наиболее передовые русские люди из среды самого дворянства. Таким борном был первый русский писатель-революционер, “рабства враг” (слова о нем Пушкина), Радищев, автор “Путешествия из Петербурга в Москву”, дворянские революционеры-декабристы, восславивший свободу вслед Радищеву великий поэт и одновременно великий гражданин – певец декабристов – Пушкин.

Вскоре после разгрома цаоским правительством восстания декабристов, в 30-е годы XIX века, по России прокатилась новая волна крестьянских восстаний-так называемые “холерные бунты”, “бунты” в военных поселениях и многие другие. Они привлекали к себе пристальное и взволнованное внимание Пушкина, который, будучи гениальным художником-мыслителем, не мог не отразить в своем творчестве наиболее значительных явлений своей современности.

Тема народного горя и вместе с тем народного гнева – народного протеста, выступлений крестьян против помещиков – настойчиво ставится и разрабатывается Пушкиным п целом ряде его произведений 30-х годов. Крестьянским “бунтом”, по замыслу Пушкина, должна была завершиться его замечательная, но, к сожалению, неоконченная повесть о разорении помещиками крестьян – “История села Горюхина” (1830), уже самое название которой подчеркивало горькую крестьянскую долю. О “бунте” крестьян против жестокого самодура-крепостника Троекурова и народной расправе с покрывавшими его произвол и насилия продажкыми царскими чиновниками – приказными – рассказывается в романе “Дубровский” (1832-1833).

Центральное место в задуманной и частично написанной Пушкиным исторической драме из эпохи западноевропейского средневековья “Сцены из рыцарских времен” (1835) занимает тема восстания крестьян против рыцарей-феодалов. Наконец, тема крестьянского восстания с особенной яркостью и полнотой развернута Пушкиным в одном из величайших его созданий – “Капитанской дочке”. Мало того, он посетил Поволжье и Оренбургские степи, как бы реально ощутив географическую и историческую обстановку, в которой развертывается действие его романа. Здесь он пробыл около месяца, объезжая окрестности, осматривая места сражений; жадно слушал и записывал песни и рассказы о Пугачеве; встречался со стариками, лично его знавшими, расспрашивал их, делал заметки.

О серьезности этой работы лучше всего свидетельствует написанный им большой исторический труд “История Пугачева”, имевший для своего времени крупное научное значение. И только после того, как собранный материал был совершенно освоен, а “История Пугачева” написана и опубликована (в печати, по требованию Николая I, она была названа “Историей пугачевского бунта”), Пушкин приступил к завершающей работе над издавна вынашивавшимся им замыслом своего романа.

Изучение Истории восстания Пугачева дало возможность Пушкину точно и правдиво рассказать о тех событиях, которые он изображает в “Капитанской дочке”.

Необычайно живо и наглядно показать людей того времени помогло Пушкину и прекрасное знание художественной литературы и искусства XVIII века. В лучших своих образцах они были для него также своего рода художественными документами эпохи, давали живое, картинное изображение людей той поры, их исторически сложившиеся характеры. Так, например, для описания внешнего облика “незнакомой дамы”, которую Маша Миронова встретила в царскосельском саду и которая оказалась императрицей, он мастерски использовал портрет Екатерины II, написанный одним из самых выдающихся русских портретистов XVIII века – Боровиковским.

Очень помогли Пушкину и литературные произведения того времени: стихотворные комедии видного драматурга XVIII века Княжнина и прежде всего произведения Фонвизина – сатирическое стихотворное “Послание к слугам моим” и знаменитая комедия “Недоросль”, в которых художественно закреплены картины жизни и быта, типические характеры и особенности речи людей второй половины XVIII века. Пушкин сам подчеркивает все это эпиграфами, заимствованными из произведений писателей XVIII века, и некоторыми цитатами из них внутри текста.

Однако и этот материал Пушкин подвергает творческой обработке. Так, например, описание детства и воспитания одного из главных действующих лиц “Капитанской дочки” – Петра Андреевича Гринева, от лица которого ведется все повествование, очень напоминает многими чертами действительно типичную для того времени картину воспитания Митрофанушки из фонвизинского “Недоросля”. Но в персонажах комедии Фонвизина – отце, матери и сыне Простаковых, дядюшке Митрофана, Скотинине,-показаны представители грубого, дикого и невежественного большинства провинциальных дворян, вконец развращенных бесчеловечным правом владеть другими людьми, как рабами. Наоборот, в образе Гринева-отца Пушкин показывает представителя тех немногочисленных лучших людей из числа дворян, которые выведены Фонвизиным в той же комедии в лице Стародума.

Не имея образованности Стародума, Андрей Петрович Гринев похож на него своей патриархальной простотой, честностью и глубокой принципиальностью.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

История Пугачева и “Капитанская дочка” А. С. Пушкина