Исторический роман “Ромола” Джорджа Элиота



Переходным произведением от первого ко второму периоду творчества Джордж Элиот стал ее исторический роман “Ромола”. После великого расцвета исторического романа в творчестве Вальтера Скотта интерес к историческому роману в английской литературе XIX века понемногу падает. Исторический роман отстраняется от больших общественных событий. Тенденция эта нарастала постепенно.

Диккенс в “Повести о двух городах” и Теккерей в “Генри Эсмонде” еще обращались к важнейшим периодам мировой истории, повлиявшим на весь ход современной им жизни. Но уже для Бульвера-Литтона тематика исторического романа – нечто произвольное и случайное. Он может написать и о восстании Риенци, и о гибели Помпеи, не задумываясь над тем, какое это имеет отношение к тем социальным вопросам, которые сейчас волнуют современное общество.

Историческому роману 50-60-х годов сильно повредила склонность писателей той поры уходить от больших социально-политических вопросов в бытовые и психологические коллизии частной жизни, не связывая их с историческими событиями эпохи. Склонность эта дает

себя знать и в творчестве Дж. Элиот.

Казалось бы, большинство романов Элиот – исторические, ибо действие в них отнесено обычно на сорок – шестьдесят лет в прошлое. События в повести “Любовь мистера Гилфила” относятся к XVIII веку, действие “Адама Бида” развертывается на рубеже XVIII-XIX веков, в пору контрреволюционной войны с Францией и ирландского восстания 1798 года.

Но Элиот занята лишь частной жизнью своих героев, и читатель даже не сразу догадывается, что перед ним роман об определенной эпохе, насыщенной историческими событиями. В “Адаме Биде” приметы времени мелки и немногочисленны. Историческая обстановка отражается только в том, что Артур Донниторн уезжает то в Ирландию, то во Францию, а садовник Крэг рассказывает обывательский анекдот об обезьяне, наряженной французами в военную форму из-за нехватки солдат.

Если бы не эти две-три подробности, нельзя было бы даже догадаться, в какие годы происходит действие романа.

Интересно обратиться еще раз к параллели “Адам Бид” – “Эдинбургская темница”. Элиот представляет историю Хетти как частный случай, вся типичность которого состоит в том, что таких случаев множество. Вальтер Скотт же выбирает не просто средний случай, но такой, который связан со всей исторической обстановкой в стране: лишь недавно произошло насильственное присоединение Шотландии к Англии, введены высокие пошлины на товары, которые Шотландия прежде ввозила беспрепятственно; поэтому шотландцы смотрят на контрабанду как на законную форму протеста против английских пошлин.

Жених и соблазнитель Эффи Дине – Робертсон – замешан в деле о контрабанде.

Он зачинщик самосуда над капитаном городской стражи, который особенно жестоко боролся с контрабандистами и стрелял в толпу, собравшуюся в день казни одного из них. Английское правительство озлоблено этим самосудом, в котором проявилось непокорство шотландцев, – это определяет и более суровое отношение властей к делу Эффи. Робертсон предлагает Дженни Дине выдать его как зачинщика самосуда английскому правительству в обмен на помилование Эффи. Но Дженни понимает, что в глазах шотландского народа поступок Робертсона неразрывен с защитой древней шотландской независимости – и того, кто выдаст Робертсона, сочтут предателем народного дела.

Она отказывается таким способом спасти сестру, но использует, сама в этом не разбираясь, противоречия между двором и министерством в Англии. Королева не вполне доверяет министерству Уолпола и на всякий случай поддерживает отношения с людьми, состоящими в оппозиции, в частности, с герцогом Аргайлем, шотландцем по рождению.

Аргайл использует стремление двора как-то с ним сблизиться и добивается благоприятного решения по делу Эффи. Таким образом частный случай, избранный Скоттом, помогает ему раскрыть ряд экономических, политических и национальных проблем описываемой эпохи. В “Адаме Биде” мы этого не найдем.

Однако в собственно историческом романе “Ромола” Элиот волей-неволей должна была связать судьбу героев с историческими событиями.

Действие “Ромолы” происходит во Флоренции в конце XV века. Выбрав одну из самых драматических эпох в истории Италии, Элиот поставила перед собою очень сложную историческую и философскую задачу: показать критический момент в истории буржуазного гуманизма, конфликт между Медичи – покровителями искусств и Савонаролой – отрицателем гуманистической культуры Возрождения. Тут можно было показать народные корни аскетической проповеди Савонаролы, протест против растущего имущественного неравенства, против монополизации гуманистической культуры узкими кружками, группирующимися вокруг богатых аристократических меценатов, – протест, выливающийся в примитивные формы уничтожения культурных ценностей. Но Элиот отошла от исторических и философских задач и ограничилась главным образом психологическими вопросами.

Она обходит социальные мотивы в проповедях Савонаролы, не показывает связи между интересами бедных слоев Флоренции и растущей среди них популярностью Савонаролы.

Изображая Савонаролу, Элиот, по сути дела, как и в описании других своих героев из духовного звания, старается показать одно: это люди не плохие и не хорошие, со своими достоинствами и недостатками. Савонарола действует ради общего блага и в то же время не может победить в себе иных личных антипатий, которые оказывают влияние на его решения; он полон веры в свою миссию, и, однако, у него бывают периоды сомнения в себе. За этим якобы объективным балансом положительных и отрицательных качеств исчезает все своеобразие крупной исторической личности. В центре романа – судьба дочери ученого гуманиста Барди – Ромолы и ее мужа Тито Мелемы.

Судьбы эти Элиот стремится объяснить в свете истории.

“Как мириады цветов находятся в зависимости от движения соков в дереве, – пишет она, – так и судьба Тито и Ромолы определялась разного рода современными им политическими и общественными условиями, составлявшими эпоху в истории Флоренции”. Однако в первых двух частях романа события жизни героев носят сугубо личный характер. Ромола – хороший человек, она трогательно заботится о слепом отце и умирающем брате – монахе, она любит своего мужа – молодого красивого грека Тито.

Тито, напротив, продает драгоценности своего приемного отца, не заботясь о том, чтобы выкупить его из плена, и заводит втайне от жены интрижку с одной крестьянской девушкой. Тут уже проявляется различие характеров, но оно могло проявиться так и столетием раньше или двумя столетиями позже. Лишь в заключительной части романа Элиот удается связать личные качества своих героев с политическими и социальными условиями того времени.

Во Флоренции начинается голод. Проповедь Савонаролы против роскоши находит отклик в сердце Ромолы; она отдает то, что может, чтобы прокормить голодных, и, стремясь к общественному подвигу, ухаживает за больными чумой. Тито же доводит своекорыстие до предательства; он становится активным противником Савонаролы, присоединяется к заговору изгнанных из Флоренции Медичи, подготовляет похищение Савонаролы, – и в то же время, на случай поражения партии Медичи, завязывает сношения и со сторонниками Савонаролы, обещая шпионить за Медичи и выдавать народному правительству их тайных приверженцев.

Двойная игра Тито Мелемы несколько раз выручает его, но в конце концов он платится за нее жизнью. Русский критик Дружинин правильно заметил, что Тито Ме-лема – это Цезарь Борджиа в миниатюре. Выведя своих героев на арену общественной деятельности, Элиот сумела гораздо шире раскрыть их достоинства и недостатки, создать образы самоотверженной героини и корыстного интригана и предателя. Этот опыт общественной характеристики основных качеств героя Дж.

Элиот попытается развить в своих позднейших романах.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Исторический роман “Ромола” Джорджа Элиота