Исторические источники, которыми, пользовался создатель “Тараса Бульбы”



Наиболее существенными историческими источниками, которыми, несомненно, пользовался создатель “Тараса Бульбы”, справедливо считаются “Описание Украины” Боплана, французского инженера, служившего в польских войсках, и “История о казаках запорожских, как оные из древних лет зачалися, и откуда свое происхождение имеют, и в каком состоянии ныне находятся” кн. Мышецкого (М., 1847, ходила и ранее во многих списках). Отсюда Гоголь почерпнул (особенно во второй, редакции) ряд историко-военных и бытовых деталей (подробности сражения, одежда и снаряжение казаков в походах, их обычаи, выборы кошевого, пополнение сечевого войска за счет пришельцев из разных мест, проступки и наказания казаков и т. д.).

Можно предположить, что в круг источников, известных Гоголю, входила и “Летопись Самовидца”. Она была составлена в XVII веке, впервые опубликована О. Бодянским в 1846 г., распространялась и ранее в рукописных копиях. С первых лет XVIII века этот литературный памятник стал источником для последующих летописцев (Грабянки, Ригельмана и др.), в списках он был хорошо известен М. А. Максимовичу,

Н, А. Маркевичу, Д. Н. Бантыш-Каменскому и другим любителям старины, от которых мов познакомиться с ним и Гоголь.

Хотя летопись касалась событий от 1648 до 1702 г., т. е. выходила за пределы эпохи, отраженной в “Тарасе Бул-бе”, но тем не менее в ней были воспроизведены характерные черты национально-освободительной войны украинского народа, выявлена тяга его к соединению с русским народом, а все это было существенно для Гоголя – творца исторической, художественной эпопеи. Описывая события 1654 г., Переяславскую раду, принятие присяги Богданом Хмельницким, полками, всем народом, летописец говорит: “Що по всей Украине увесь народ з охотою тое учинил”… “и немалая радость межи народом стала”.

Следует отметить, что и в “Истории русов” прослеживается та же тенденция. Богдан Хмельницкий здесь назван “мужем великого розума и искусства”. Несмотря на проявления своевольного обращения с историческими фактами, введение в текст летописи сочиненных автором универсалов и речей исторических лиц, в целом “История русов” отражала пафос времени, геройство казачества, поднявшегося на защиту родного края, и стремление украинцев к союзу с русским народом.

Эти черты летописей оказались близкими Гоголю и, возможно, подсказали ту надежду на московскую Русь, которая прозвучала в предсмертном призыве Тараса Бульбы (“Чуют дальние и близкие народы…”).

Между тем летописцы порой с осуждением или пренебрежением писали о “черни”, отнюдь не разделяя тех чувств негодования и законной жажды возмездия угнетателям, которыми были охвачены “низы” запорожского казачества, широкое “поспольство” сел и городов Украины. Это обстоятельство замечали еще в прошлом столетии некоторые исследователи летописей. В 1878 г. О. Левицкий в предисловии к новому изданию “Летописи Самовидца” писал о том, что читателю предоставляется “один из наиболее замечательных памятников малороссийского летописанья XVII века”83, который был веком “бурным, тревожным, но и блестящим”, когда “все живые общественные силы южнорусского народа, призывали к решительной борьбе за существование, достигли высшего напряжения и, наконец, произвели тот грандиозный, политический и общественный взрыв, память о котором связана с именем Богдана Хмельницкого” 84. Ученый отмечал заслуженную популярность летописи, ее влияние на последующие исторические сочинения.

Вместе с тем в предисловии говорилось о тенденциозности “Самовидца”, выражавшего сочувствие шляхетскому сословию, “значным людям” и казачьей старшине, но осуждавшего казацкую “с1рому”, городское и сельское “гультийство”, т. е. восставшие народные низы. По мнению О. Левицкого, автор вырос и воспитывался в среде, которой были чужды понятия и чувства народа, и потому в народном восстании при Хмельницком летописец склонен был видеть лишь ряд жестокостей “своевольной черни” по отношению к своим “державцам”, а сами воины Хмельницкого считал “наказанием божиим за грехи всех”

В современных исследованиях также подчеркивается недоброжелательное отношение Самовидца к социальной борьбе “посполитых” и ремесленников, ко всем тем выступлениям народа, когда освободительное движение выходило за границы религиозных и национальных устремлений, переходя в сферу социальных взаимоотношений украинского общества.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Исторические источники, которыми, пользовался создатель “Тараса Бульбы”