Исследования и поиск истины в творчестве Аполлинера



Аполлинер провозгласил XX ст. началом новой эры в истории человечества и культуры, которая требовала и нового сознания – “исследования и поиска истины”. Он утверждал новаторские принципы: возвращение к природе, однако не “копирование” ее, поэтику “удивления”, освобождение духа искусства от всяких ограничений и канонов, объединение объективного и субъективного, эпоса и лирики, мифа и современности. Поэзия писателя стала воплощением противоречивой и бушующей жизни эпохи, познание которой, по мнению художника, должно идти

разными направлениями.

Сам Аполлинер умел находить разные художественные решения, используя эстетику кубистов и провозглашая новое средство воспроизведения действительности – сюрреализм, создавая эпические хроники и задушевные лирические стихи, изучая традицию и находя “новые пути в Неизвестное”.

Разнообразие подходов дало возможность поэту максимально “приблизиться к жизни и сознанию человека”, показав богатство и сложность их проявлений. Уже ранние произведения писателя (“Больная осень”, “Рейнская осень”, “Звоны”, “Цыганка” и др.) показали его незаурядные

поэтические способности. Соединив достижения фольклора, французской поэзии XIX ст., немецких романтиков и новейшие формы, Аполлинер заставил звучать стих по-новому – свежо и непринужденно. Поражает жизненность и человечность воспроизведенных ситуаций и чувств.

Эмоционально и взволнованно он пишет “о обычных людях с их будничной радостью и драмами”. Юный поэт изредка публиковался в периодике, первый его сборник стихов “Бестиарий” была издан лишь в 1911 году мизерным тиражом – 120 экземпляров. Подзаголовок сборника – “Кортеж Орфея”, т. е. свита диких зверей, которые покорно шли за древнегреческим певцом.

Все творчество Аполлинера – своеобразный клич Орфея, способный, как он надеялся, укротить “зверей современности” – войну, насилие, раздор – и превратить тайны бытия в настоящую жизнь человеческого духа.

В 1900-х годах писатель увлекся живописью, в частности кубизмом, который побуждал его искать новые формы в поэзии. Аполлинер начал дружить с П. Пикассо. Их дружба имела большое влияние на каждого из них.

Пикассо в своей живописи частично отказывался от изображения окружающей действительности, стараясь воплотить “чистую лирику”, авторское самовыражение, тончайшие оттенки человеческих чувств, а Аполлинера интересовала “простота линий”, “общий рисунок” произведения, непосредственность выразительных средств, которые экспрессивно действуют на читателя.

Кроме того, его привлекало творчество кубистов как своеобразный “орфизм”, “лиризм”, способный сформировать новый художественный мир “из ничего” – благодаря лишь творческому акту. Вслед за кубистами он искал новаторских форм в литературе. В футуризме его интересовала возможность неограниченных экспериментов в области языка, жанров, стиля и т. п.

Тем не менее, основным взносом Аполлинера в развитие поэзии стали не отдельные эксперименты, а общее умение объединить разрозненные элементы – фантастику и сатиру, героику и личное, превратить узкую ограниченную прозу в сложную и неоднозначную лирику, а однотемную поэзию – в произведение, одинаково открытое и трагическому, и комическому, и лирическому – многим темам, как и сама жизнь. В творчестве Аполлинера родился новый “поэтический реализм”, о котором В. Незвал писал: “В поэзии Аполлинера каждое стихотворение является самостоятельной темой среди более широких тематических комплексов, которые, в свою очередь, порождают новые темы, подчиненные главной, едва начерченной.

Поэзия обязана Аполлинеру возникновением нового лиризма, которого не знал никто до него, даже Уитмен”. Французский поэт называл свое искусство “новым реализмом”, “надреализмом”, “сюрреализмом”. Термин “сюрреализм” впервые прозвучал в 1917 г. из уст Аполлинера и определил появление нового модернистского течения. Для поэта сюрреализм был, прежде всего средством познания “не снов, не мечтаний, а реальности” (в отличие от символизма), однако познание, более глубокого, чем простое воспроизведение жизни (в отличие от реалистов).

В сюрреализме он видел “исходную точку для проявления нового духа”. Аполлинер призвал поэтов быть Икарами, проводниками общества, идти впереди его.

По его мнению, поэт должен бороться со старыми поэтическими штампами, создавать “неожиданное”, экспериментировать. Поэзия – своеобразное “удивление” от восприятия жизни и человека, поиск новых, непривычных форм отображения бытия. “Когда человек захотел воссоздать ходьбу, он изобрел колесо, которое совсем не похоже на ногу, т. е. он поступил по-сюрреалистски, сама того не сознавая”, – писал Аполлинер. Однако, хотя Аполлинер и стоял у истоков сюрреализма, его творчество намного шире и многограннее, чем эстетичная программа сюрреалистов (как и кубистов).

В своем отношении к реальности он не выходил из простого, прямого возражения действительности. По словам В. Незвала, “Аполлинер определил поэтический процесс, который с помощью синтеза серьезного и смешного превращает действительность, которая воспринимается, на действительность высшего порядка… Его стихи никогда не были фантазией, воздушными шарами, оторванными от земли…

Это не медитации, хотя в них и ощущается мысль… не сказочный рассказ, хотя нередко они вырастают из легенды, они никогда не были только песнями – от этого их спасает богатство зримого содержания…”.

Таким образом, творчество Аполлинера, которое синтезировало разные начала, открыло для французской и мировой литературы множество путей для развития в тех или иных направлениях. Кроме того, Аполлинер, в отличие от других сюрреалистов, старался создать образы, которые бы не просто удивляли читателей своей необычностью. Все удивительные авторские ассоциации объединяются у него именно в целостный, вместительный художественный образ, который оказывает содействие глубокому, эмоциональному познанию мира.

Как один из отважнейших экспериментаторов в поэзии, он старался избежать лишней декоративности, искусственности эстетичных попыток. Каждое слово, каждая линия букв, каждый рисунок его стихов имеют определенное содержание, которое вкладывает в них художник, приглашая читателей к эмоциональному развитию темы в их сознании и подсознании.

Через несколько месяцев после выхода “Калиграмм” Аполлинер, изможденный после тяжелого ранения, заболел испанкой. 9 ноября 1918 г. он умер. Посмертно было опубликовано своеобразное поэтическое завещание и вместе с тем манифест Аполлинера – статья “Новое сознание и поэты”.

Главной чертой нового сознания Аполлинер считал “исследование и поиск истины – как в сфере, скажем, этической, так и в области воображения”. Он обосновал закономерность формальных поисков в новой поэзии, призвал к синтезу музыки, изобразительного искусства, кино и литературы, к раскрепощению поэтического языка, к сохранению национальной своеобразности искусства, которое обеспечивает разнообразие его форм. Аполлинер говорил о “удивлении” как примечательной особенности нового сознания, но предвидел опасности, которые подстерегают на этом пути, если новое сознание не найдет “удивления” “крепкого фундамента здравого смысла и опыта”.

Сборник “Меланхолический страх” объединил поэзии, не напечатанные при жизни автора. Незадолго до смерти поэт написал стихотворение “Рыжеволосая красавица”, который завершается строками:
Смейтесь, люди!

Чужие и близкие мне, надо мною вы смейтесь, Так как есть много такого, О чем я сказать вам не смею. Так много, что вы мне сами сказать не дадите. Снисходительности прошу я у вас.

Время было снисходительным к Аполлинеру. Должным образом не оцененный современниками, он заинтересовал следующие поколения. Его поэзия дала истоки новым течениям в мировой лирике.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Исследования и поиск истины в творчестве Аполлинера