Исследование критической деятельности Белинского



Виссарион Григорьевич Белинский (1811-1848) придал критике журнальный, публицистический характер, превратил ее в орудие борьбы за революционно-демократические идеалы. Многие писатели и критики считали его своим учителем: они воспитывались в “школе идей” Белинского (так назвал эту школу Щедрин).

Разночинец Белинский прошел сложный путь развития от идеализма к материализму, от романтической антикрепостнической оппозиционности (“Дмитрий Калинин”, 1830) к осознанному революционному демократизму (“Письмо к Н. В. Гоголю”, 1847).

Его

исходной позицией в области критики был реализм. Уже в первой своей оригинальной статье – “Литературные мечтания” (1834), которая справедливо считается началом русской классической критики, Белинский выступал как страстный глашатай критического реализма. Всю жизнь он строил свою эстетическую систему и свою историко-литературную концепцию.

Он все более и более углублял объяснение истории поэтики и задач реализма.

Деятельность Белинского наглядно разделяется на московский (1833-1839) и петербургский (1839-1848) периоды. Если же рассматривать критическую деятельность Белинского с точки зрения участия

его в журналах, которые он умел превращать в органы реалистического направления независимо от их прежней репутации, то можно выделить следующие четыре периода.

Свою деятельность Белинский начал в качестве переводчика в журнале “Телескоп” и литературном приложении к нему “Молва”, издававшихся Надеждиным в Москве. Этот первый период, с “Литературных мечтаний” и до закрытия “Телескопа”, охватывает 1833-1836 годы. Обратим внимание на логическую системность появления и расположения статей Белинского в этом периоде. “Литературные мечтания” были широчайшим эскизом концепции критика. А всего через год в статье “О русской повести и повестях Гоголя” (1835) Белинский в общеэстетическом плане провел важное разграничение поэзии на два типа – поэзию “идеальную” и поэзию “реальную”, оказав предпочтение второй из них как более соответствующей духу времени.

Кроме того он выделил в “реальной поэзии” прозаически-повествовательные жанры, т. е. повесть и роман как наиболее важные формы “эпоса нового времени”. Наконец, Белинский провозгласил Гоголя еще при жизни Пушкина главой современной русской литературы.

Девизом критика становится поэзия действительности, “гоголевское” направление. Народность и простота, вымысла гоголевских созданий полемически противопоставляются романтическим повестям Марлинского, а поэзия народного самородка Кольцова – безвкусной мещанской поэзии Бенедиктова. Белинский сразу занял резко полемическую позицию по отношению к московской консервативной партии в литературе (“О критике и литературных мнениях “Московского наблюдателя”) и реакционной петербургской журналистике с Булгариным и Сенковским во главе (“Ничто о ничем”).

Все эти статьи “телескопского ратования” заложили основы русской реалистической критики.

Следующий период журнальной деятельности Белинского, когда он стал во главе преобразованного “Московского наблюдателя” (1837-1839), был в области критики менее плодотворным, чем предыдущий. Но этот период очень важен с точки зрения философской эволюции Белинского: критик переживал так называемое примирение с “распиской действительностью”, сущность которого мы объясним несколько ниже. Оно отразилось еще в “телескопской” рецензии на книгу А. Дроздова “Опыт системы нравственной философии” (1836), затем в статье “Гамлет”-драма Шекспира, Мочалов в роли Гамлета” и нескольких рецензиях, появившихся в “Московском наблюдателе”, а также в статьях, напечатанных в “Отечественных записках” конца 1839 года и начала 1840 года: “Очерки Бородинского сражения”, “Менцель – критик Гете”.

С наибольшей силой деятельность Белинского развернулась в 40-е годы в Петербурге, когда он по приглашению Краевского встал во главе критического отдела журнала “Отечественные записки” (1839-1846) и “Литературных прибавлений к “Русскому инвалиду”, переименованных с 1840 года в “Литературную газету”. Взгляды Белинского нашли свое отражение в появившихся здесь обзорах русской литературы за 1840-1845 годы, в статьях “Речь о критике”, “Герой нашего времени”, “Стихотворения М. Лермонтова”, “Сочинения Александра Пушкина”, в полемических рецензиях по поводу “Мертвых душ” Гоголя и во множестве других.

Белинский напечатал несколько сотен рецензий, в которых дал оценку новейшим явлениям русской литературы; он был также постоянным театральным обозревателем. Критик сделался центральной фигурой эпохи, общепризнанным вождем реалистического направления.

Современники оставили много свидетельств о нелицеприятных, предельно откровенных литературных суждениях Белинского в частных беседах. Он был чутким воспитателем талантов. О его принципиальности с восхищением вспоминал Герцен: “…в этом застенчивом человеке, в этом хилом теле обитала мощная гладиаторская натура!

Да, это был сильный боец!” Он мог порвать давние дружеские отношения, если обнаруживал принципиальное расхождение во взглядах. Так именно произошло у него с К – С. Аксаковым в 1842 году, с которым он дружил почти десять лет, еще со времен кружка Станкевича. В 1842 году они разошлись в оценке “Мертвых душ” Гоголя: Аксаков явно склонялся к консервативным взглядам.

К 1847- 1848 годам назрел у Белинского разрыв с давним другом В. П. Боткиным, начинавшим осуждать произведения “натуральной школы” с позиций теории “чистого искусства”. В 1846 году Белинский порвал с “либералом” Краевским и ушел из “Отечественных записок”, которым отдал столько сил. Все теснее Белинский сближался с Некрасовым, Герценом, Огаревым, молодыми писателями, шедшими вслед за Гоголем.

Никогда не прекращалась полемика Белинского с откровенно реакционным петербургским лагерем, возглавлявшимся Ф. В. Булгариным – издателем газеты “Северная пчела”, Н. И. Гречем – издателем журнала “Сын Отечества” и О. И. Сенковским, подчинившим своему влиянию журнал “Библиотека для чтения”. Но в 40-е годы развернулась полемика Белинского с более изощренными защитниками застоя – московскими профессорами М. П. Погодиным и С. П. Шевыревым (с 1841 года они стали издавать журнал “Москвитянин”).

Постепенно разгоралась и к концу 40-х годов приобрела особенно ожесточенный характер полемика Белинского со славянофилами-К – С. Аксаковым, А. С. Хомяковым, И. В. Киреевским, Ю. Ф. Самариным. Все они были противниками критического реализма.

Белинскому приходилось в этот период отстаивать свою программу в борьбе с различными группировками в либерально-прогрессивном лагере, непоследовательными сторонниками “натуральной школы”, слишком субъективными истолкователями ее задач. Расхождения во взглядах обозначались весьма явственно (Боткин, Галахов, Корш).

Осенью 1846 года Белинский перешел в журнал “Современник”, когда Некрасов и Панаев купили право издавать этот журнал, основанный некогда Пушкиным. Здесь Белинский опубликовал два своих последних литературных обзора – за 1846 и 1847 годы. В них он высоко оценил успехи “натуральной школы”, произведения Герцена, Гончарова, Тургенева, Достоевского. Критик имел возможность увидеть полное торжество отстаивавшегося им реалистического направления в русской литературе, его жизнеспособность и устойчивость.

Не могло поколебать его и то обстоятельство, что Гоголь, “отец натуральной школы”, как раз в это время переживал тяжелейший идейный кризис, отказался от своих великих реалистических произведений и в книге “Выбранные места из переписки с друзьями” проповедовал свои новые взгляды. В рецензии на эту книгу и особенно в “Письме к Н. В. Гоголю”, написанном в Зальцбрунне в июле 1847 года, Белинский сурово осудил отход Гоголя от реализма. Он не только подсказывал Гоголю выход из тупика, но и с большой гордостью констатировал преобладающее влияние в русской литературе здоровых начал, верных взглядов, желание большинства писателей выполнить свой общественный долг в борьбе с крепостничеством и самодержавием.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Исследование критической деятельности Белинского