Использование библейских образов в Солнце мертвых



Использование библейских образов для философского осмыс­ления времени, судьбы России стало характерным явлением ли­тературы о революции и гражданской войне. Мы можем увидеть это и на примере повести И.С. Шмелева “Солнце мертвых” (1923), которую сам автор назвал эпопеей.

В этом произведении, как от­метила критик О. Сорокина, “кажется, вылилось все накопившее- ся страдание, горе и горечь человека, потерявшего все, что лю­бил, – единственного сына, расстрелянного в Крыму, свою ро­дину, свой народ”. Простой, бесхитростный рассказ

героя-повествователя о пережитом в Крыму в годы гражданской войны ис­полнен невероятного внутреннего напряжения, пронзительной искренности, обиженного чувства. Здесь нет описания историчес­ких событий, главное в произведении – мир страдающей души человека. По характеристике И.Ильина, в “Солнце мертвых” стра­дание человека выходит за пределы бытового горя и вступает в “сферу бытия”, возводящего душу на уровень “мировой скорби”.

Трагедия приобретает не только личные, общероссийские, но и вселенские масштабы. Истории нет, время остановилось, даже словно бы обернулось вспять, ведь для

героев произведения все в прошлом. В настоящем – лишь необходимость жить, просто вы­жить. Но если нет веры, нет правды, если мертва душа – жизнь ли это?

Надежды на будущее нет. “Спутались все концы, все нача­ла”. “Было ли Рождество? Не может быть Рождества. Кто может те­перь родиться?!

И дни никому не нужны”. Вот почему восходит над прекрасной землей и движется по замкнутому кругу холодное “солнце мертвых” – символ трагедии человека, России, мирозда­ния. Истоки этого образа – в фольклоре, к традициям которого обратился не только И. Шмелев, но и М. Шолохов (образ черного неба и черного солнца в финале “Тихого Дона”).

Изображение бытия человека в тесной связи с родной землей, ее историей, природой, культурой, народно-поэтическим мыш­лением (использованы образы сказок, зло террора представлено в образе Бабы Яги, метущей Крым железной метлой); обращение к западной цивилизации, наблюдающей из своего сытого мирка за историческим экспериментом в России; включение происходяще­го на русской земле во вселенскую историю – все это придает произведению И. Шмелева черты эпопеи – жанра, по природе своей обращенного к коренным проблемам бытия.

Итак, мы увидели, что апокалиптические мотивы пронизы­вают литературу о революции и гражданской войне. Мы подроб­но остановились на произведениях литературы русской эмигра­ции, лишь недавно ставших доступными широкому читателю. Но если вспомнить классику советской литературы, становится ясно, что и в тех случаях, когда писатели признавали истори­ческую справедливость возмездия старому миру, воспринимали новый мир как свой, они не могли не отразить трагизм проис­ходящего на глазах современников разлома истории.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Использование библейских образов в Солнце мертвых