Искусство ради искусства или поэзия Готье



Современникам он запомнился как пылкий защитник романтического искусства на премьере новаторского спектакля В. Гюго “Эрнани” (1830). Борьбу за романтизм его приверженцы тогда выиграли. С того времени Готье считал автора “Собора Парижской Богоматери” другом, а себя – его учеником. Само увлечение творчеством В. Гюго повлияло на выбор жизненного пути девятнадцатилетнего юноши, который решил посвятить себя литературе.

Но романтизм Готье имел свои особенности: он не воспринял гражданского пафоса своего учителя. Подчеркнутый аполитизм – одна из важных черт его жизненной позиции.

С первых шагов на творческом пути он отстаивал свободу искусства от законов общества. В теоретических выступлениях Готье защищал лозунг “искусство для искусства”, которое он провозгласил в 1835 г. “Прекрасным является только то, что ничему не служит”, – утверждал он. Эстетические вкусы поэта всегда были последовательными.

В статье “О прекрасном в искусстве” (1856), которая имеет программный характер, он подчеркивал: “Искусство для искусства – это творчество,

уволенное от всех стремлений, кроме стремления к совершенству”.

Творческое наследие писателя насчитывает большое количество прозаических и поэтических произведений, среди которых – романы, новеллы, эссе, статьи критического и теоретического характера. Наиболее известные его романы – “Мадемуазель де Мопен” (“Mademoiselle de Maupin”, 1835-1836), “Эльдорадо, или Фортунио” (“L’Eldorado ou Fortunio”, 1838), “Капитан Фракас” (“Le Capitaine Fracasse”, 1863) и др.

Роман “Капитан Фракас” писатель задумал еще в молодости (в 1836), но только в 60-е приступил к реализации своего замысла. В этом произведении наиболее полно проявилось его умение “живописать” словом, мастерски лепить человеческие характеры. Главный герой произведения, смелый, благородный барон где Сигоньяк, как и его литературный предшественник Д’Артаньян, – воплощение рыцарского служения даме сердца.

В этом образе нашел отображение романтический идеал автора.

В поэтическом сборнике “Эмали и камеи” (“Emaux et camees”, 1852), что состояла из 55 стихов, Готье проявил себя мастером-виртуозом, который, сосредотачивая внимание на цвете и линии, умеет передавать полутоны и оттенки. Много стихов этого сборника, в частности “Кармен”, стали воплощением эстетичных принципов парнасцев. Так, обратившись к образу, хорошо известному благодаря новелле П. Мериме (“Кармен”, 1845), поэт передал свое видение обольстительной цыганки. Она изображена с различных точек зрения: отношение женщин к ней резко отрицательное, мужчин – наоборот:

Кармен худа – коричневатый
Глаза ей сумрак окружил,
Зловещи кос ее агаты,
И дьявол кожу ей дубил.
Урод – звучит о ней беседа,
Но все мужчины взяты в плен.
Архиепископ из Толедо
Пел мессу у ее колен.

(Перевод Н. Гумилева)

Автор старается объяснить секрет привлекательности Кармен, переходит от описания признаков внешних (“худая”, “смуглая”, “тело тусклое”) к внутренним. Большую роль при этом играют метафорические эпитеты (“страстный и непостоянный смех”), метафоры (“пламя бескрайнее”). Лирический сюжет стиха усиливают антитетические, контрастные характеристики. Победная сила таинственной привлекательности и ее секрет подчеркнуты в последних двух катренах (четверостишиях):

Она, смуглянка, побеждает
Надменнейших красавиц рой,
Сиянье глаз ее вселяет
В пресыщенность огонь былой.

В ее уродстве скрыта злая
Крупица соли тех морей,
Где вызывающе нагая
Венера вышла из зыбей.

Привлекает внимание оксиморон: уродливость волшебная. Эта характеристика, как и сравнение Кармен с Венерой, довершает портрет героини. В стихотворении наблюдаются присущее парнасцам описание и живописность. Но при этом ощущается стремление автора не только создать образ-портрет, а и понять сложный, загадочный характер.

Эти попытки являются идейно-тематической основой произведения. Стихи Готье имеют четкое композиционное построение: каждая строфа содержит ведущую мысль, которая связывает ее с предыдущей строфой. Поэтика Готье не всегда отвечает принципам парнаской школы, поскольку во многих произведениях он остается типичным романтиком с ярко выраженной манерой и подчеркнутым субъективизмом. Примером такого произведения является стихотворение “Последнее желание” – своеобразный гимн любви, которой не зависит от возраста и сопровождает лирического героя до последнего дыхания:

Я вас люблю – секрет вам ведом
Уж добрых восемнадцать лет…
Я стар – за мною вьюги следом,
Вы – все весна и розы цвет.

Снега кладбищенской сирени
Смягчили смоль моих висков…
Я скоро весь укроюсь в сени
Ее холодных лепестков.

С путем закатного светила
Слилась земная колея…
Среди всего, что высью было,
Последний холм провижу я.

Ах, если б поздним поцелуем
Меня раскрепостили вы,
Чтоб, тщетной страстью не волнуем,
Я смог уснуть под шум травы!

Автор использует типичную романтическую символику: “Я стар – за мною вьюги следом, Вы – все весна и розы цвет”. Антитеза “я – вы” является характерной структурной особенностью произведения.

В стихотворении “Искусство”, которое принадлежит к программным, Готье подчеркивал: “Все прах. – Одно, ликуя, Искусство не умрет. Статуя Переживет народ”. Мысль о бессмертной силе искусства писатель доказал не только своими теоретическими выступлениями, а и литературным творчеством.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Искусство ради искусства или поэзия Готье