Идея ” любви-ненависти” к жизни в поэзии А. Блока

Почти никогда не бывает так, чтобы поэзия не воссоздавала какие-то моменты жизни самого поэта. Человек, который не знал радости любви, не пережил горечи разочарований, не ощутил взлета души, никогда не оставит своего следа в поэзии. Пресная, размеренная, спокойная жизнь, возможно, и может быть интересной для отдельного человека, но писатель не может находиться в таком состоянии. Александр Блок как поэт и как человек жил на грани срыва.

С юных лет он чувствовал одинаково сильно влечение, как к жизни, так и к смерти. Но больше всего он ценил в жизни, – это любовь. Единственной Музой для Блока долгих двадцать лет была его жена Любовь Дмитриевна Менделеева. Роман между Менделеевой и Блоком развивался очень напряженно, ведь они были такими разными: веселая, действующая, сильная, мудрая Менделеева и склонный к меланхолическому созерцанию, мечтательный Блок, который в любой повседневной мелочи видел присутствие высшего смысла.

Ему казалось, что жизнь имеет двойную природу: внешний мир, который доступен всем, и духовный мир, который приоткрывается только избранным.

Блок считал, что внешний мир наполнен злом, грехом, но светлый духовный внутренний мир предупреждает одаренных и осведомленных об опасности; нужно только уметь распознавать те фатальные знаки. Поэт умел это делать, и потому его жизнь и творчество быть наполнено символами. Конечно, такое мироощущение, восприятие реальности должно было иметь выход, и Блок выговаривался в стихах. Иногда мне кажется, что поэт действовал по принципу: рассказал – и стало легче.

Вот откуда, то нереальное напряжение в его стихах. Читаешь – и кажется, что за фразами, словами, строками сгущаются тучи, а между ними и тобой пробегают искры электрических разрядов.

Блок и Менделеева вступили в брак в 1903 году. Они любили друг друга, но долгие годы между ними была только духовная связь. Поэта удовлетворял такой порядок вещей.

У него была своя Муза, она для него – Светлая, Вечная, Царевна, несравненная, Вечная Женственность, Освободительница, Незнакомка. Но Любовь Дмитриевна мечтала быть еще и просто женщиной, иметь наивысшее счастье – материнство. На протяжении многих лет их отношения были сложными, но каждый раз Менделеева возвращается к поэту, так как ей было присуще чувство ответственности не из-за добра, а из-за любви.

Любовь Дмитриевна играла в театре и часто выезжала на гастроли. В декабре 1908 года она поехала с труппой Мейерхольда, а Блок написал свой замечательный стих “О доблестях, о подвигах, о славе”. Многие считают, что в этом стихотворении воспроизведены настоящие факты и расположение души поэта. Мне кажется, что это не так.

Блок знал, что Любовь Дмитриевна не покинула его, что она обязательно возвратится, и именно в эту гастрольную поездку ее позвало чувство ответственности за роль, а не сердечное увлечение. Конечно, в стихотворении образ Любови Дмитриевны:

Не знаю, где приют своей гордыне. Ты, милая, ты, нежная нашла.

Но никогда не стоит воспринимать слова поэта буквально, ведь стихи пишутся под влиянием мгновенного расположения духа. Они успокаивают поэта и выступают как творческая радость, полет души. Блок ни за что не бросил бы “перстень памятный” – ни при каких условиях не забыл бы “прекрасный образ”, некогда бы не принял “твое лицо в его простой оправе” из письменного стола. И, конечно же, в любой момент, когда Блок был на грани срыва, в состоянии отчаяния, Любовь Дмитриевна бросала все, летела к мужу, успокаивала, утешала.

Она “служила гению”, стояла возле него, помогала ему, отрекаясь от собственных желаний.

Но в стихотворении “О доблестях, о подвигах, о славе” лирический герой переживал настоящую трагедию полного разрыва с любимой, которая никогда не возвратится к нему.

Александр Блок никогда на воспринимал жизнь как данное. Он понимал ее как борьбу реального темного начала и светлого, духовного мира, который открывается только избранным. Лирические образы его нечеткие, размытые, грани между отдельными ощущениями в поэзии кажутся стертыми. Его поэзия действует, как полная луна.

Неуверенность, музыкальность, алогизм образов странным образом соотносятся с эмоциональностью, яркостью, интенсивностью, силой чувств поэта.

Стихотворение “Весна, весна, без границ и без края…” – это произведение, которое отличается от других динамизмом, радостным расположением духа от борьбы, которую принимает лирический герой. Он принимает жизнь такой, какая она есть, с ее мечтами, угрозами, ее лаской судьбы. Мир для него – “заколдованное царство слез”, но смех без позора лирического героя может развеять это царство.

Лирический герой принимает “бессонные от ссор ночи и рассвет в занавесках жизни”, только пусть весна заглядывает ему в глаза и бесит, пьянит усыпленные чувства. Он принимает жизнь пустых сел и грязь городов, “и адский невольный труд”.

Поэтическое произведение – это не биографический справочник. Редко можно отождествлять героя с поэтом, но в этом стихотворении четко прослеживается параллель между автором и героем.

И встречаю тебя у порога – С буйным ветром в змеиных кудрях С неразгаданным именем Бога На холодных и сжатых губах…

Портрет лирического героя точно совпадает с портретом Блока: черные кудри, четко очерченные без усмешки губы, выразительные холодные глаза….

Лирический герой обороняется щитом своей поэзии, своей отчужденностью от всего, что властно и нагло врывается в его жизнь. “Я никогда не брошу щит…”, резко и отчаянно, как вскрик, звучат слова героя, но власть мечты возрастает над ним, делает его слабым и чувствительным. Он способен измерить враждебность жизни, но

Все – ненависть, проклятия, любовь: За пытку и погибель – я знаю Все принимаю!.. И снова!.. И снова!..

Поэт – это величина, которую измерить стандартными мерками нельзя. А Блок стоит в стороне даже среди самых загадочных писателей. Присмотритесь к портрету молодого Блока: прекрасное, гордое, одухотворенное лицо и будто потусторонний взгляд лунатика.

Образ лунатика, который ходит в полусне где-то по очарованным далям и, проснувшись, смешивает в своих произведениях увиденное там с реальными страстями, эмоциями, которые кипели в его жизни.



Идея ” любви-ненависти” к жизни в поэзии А. Блока