И опять об олимпиаде

Сегодня полдня провела, проверяя работы окружной олимпиады по литературе. Это фантастика! Страшные, безжизненные, отвратительно косноязычные тексты, по которым невозможно определить личность писавшего. (А именно это и насаждается: вы никому не нужны и не интересны, от вас требуется четко определить, что сказал автор!) Только одна человеческая, нормально детская фраза: “Я уже много всего прочитала, но мне не всегда удается выделить смысл”.

Понимаете, это учителя литературы отобрали лучших своих учеников! А лучшие ученики хорошо владеют терминологией, не понимая совершенно, что за ней стоит. И получается, что ребенок, который, называя метафору и в скобках приводя определение термина, в качестве примера указывает “отрок бродил”. Или еще более образованный ученик пишет про силлаботонический стих Полонского так: “Налицо тоническое стихосложение с равным количеством ударных слогов в каждой строке”.

Многие даже определяют стихотворный размер, на всякий случай заявляя, что в стихотворении “присутствуют аллитерация и ассонанс”. Хотя стихотворение выбрано такое, что о нем и сказать-то нечего. Судите сами.

Тени

По небу синему тучки плывут,
По лугу тени широко бегут;
Тени ль толпой на меня налетят –
Дальние горы под солнцем блестят;
Солнце ль внезапно меня озарит –
Тень по горам полосами бежит.
Так на душе человека порой
Думы, как тени, проходят толпой;
Так иногда вдруг тепло и светло
Ясная мысль озаряет чело.

Перед проверкой нам диктовали, как должны выглядеть идеальные ответы по критериям оценки. Если убрать цифры, получится следующий “связный текст” о только что процитированном стихотворении: “философская лирика с медитативными (!) элементами; 1-я строфа, 10 строк, прямая последовательная композиция; для поэтического мира характерно ощущение красоты, которую он (?) видит в самых простых явлениях природы; элегия, чистое искусство, золотой век русской поэзии; традиции Пушкина; употребление однозначных слов для описания явлений природы; 2 предложения, 1-е – развернутый пейзаж, 2-е – сопоставление пейзажа с внутренним миром лирического героя; эпитет, сравнение, метафора (с примерами); 1-я строфа, рифма смежная мужская, трехстопный амфибрахий”. (Вообще-то четырехстопный дактиль. – Ред.) А в задании, между прочим, значится: “дайте интерпретацию”, а это, если верить словарю, – “толкование, объяснение, открытие смысла чего-либо”.

А где в вышеперечисленных “идеальных” ответах хоть капля смысла? Стоит говорить и думать о стихах ради таких ответов?

Ну и уж слов нет, что за тексты были предложены детям! Как будто специалисты выбирали нарочно самые скучные, самые бестелесные, самые бледные произведения отечественной литературы, совершенно не учитывая при этом возраст участников. Так и видишь искривленную лютой злобой физиономию радетеля систематических знаний, который шипит: “Учащщщиеся должны понимать, что тут не кинотеатр и не клуб с баром, они не развлекаться сюда пришли, а участвовать в серьезном мероприятии…”

8-му классу был предложен рассказ Шукшина “Солнце, старик и девушка” и стихотворение Якова Полонского “Тени”. Задания для 10-го класса – сравнительный анализ стихотворения А. Апухтина “19 октября 1858 года” и стихотворения Ахматовой “Смуглый отрок бродил по аллеям…”, а в прозе – Иван Шмелев, “Рождество”; сами понимаете, что надо было уловить ностальгический мотив и сопоставить с биографией автора. У 11-го класса, по словам девочек, был сравнительный анализ двух стихо­творений: “На железной дороге” (“Под насыпью, во рву некошеном…”) Блока и что-то о железной дороге полюбившегося составителям Полонского – и рассказ Набокова о рождественской елке, украшенной красной звездой.

Вот продиктованные правильные ответы для 8-го класса. Проза – рассказ Шукшина: “рассказ; тема – встреча девушки со стариком-плотником (!); идея – жизнь обыкновенного человека может быть одновременно и тайной, и подвигом (посмотрите сами, ничего этого в рассказе нет – ни тайны, ни подвига. – Авт. ); проблема одиночества старика, проблема непонимания; автор восхищается героем, проявляет сострадание к герою” (оба утверждения сомнительные: “восхищается героем” – это вообще не про Шукшина, а испытывать сострадание не то же самое, что проявлять; проявлять сострадание – это подать милостыню или помочь еще чем-то, а применительно к герою – причитать над ним: “Ах ты мой бедненький”, а это тоже совсем не свойственно Шукшину. – Авт. ); “классическая композиция рассказа (это какая такая? – Авт. ); диалог, пейзаж, портрет, ретроспекция (ретроспекции тоже нету. – Авт. ); образ старика, образ девушки, образ солнца, объединяющего все живое, в том числе старика и девушку, эпизодический герой (сын), внесюжетные образы; Сибирь, село в эпоху социализма, послевоенное время; традиции русской классической прозы; все рассказы Шукшина посвящены простым людям, в основном крестьянам; противопоставление города и деревни; портретная характеристика помогает раскрытию образа героя, собственно прямая речь, внутренний монолог (нету. – Авт. ); кульминация – открытие девушкой слепоты старика; эпитет, метафора, градация; реализм”. А проблема, как мне кажется, во врожденном чувстве вины горожанина перед деревенским жителем, которую не может и не должен разделить сын старика, но должен “талантливый, настоящий художник” – городской приятель героини.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

И опять об олимпиаде