Гуманизм в тупике

Г. Айх, В. Вейраух, К. Кролов и М. Л. Кашниц начали писать еще до или во время нацизма. Они продолжали традиции буржуазного гуманизма, который, однако, оставался идеалистическим постулатом. Свое неприятие общественного развития Германии они выражали не политическим, а моральным образом. Разработка опыта войны, показанного большей частью лишь в личном плане, завершилась.

Все чаще на передний план выступали черты фатальности бытия. Это изменило – как, например, у Айха, Кролова, а также у Вейрауха – форму поэтического изображения.

Вольфганг Вейраух (1907-1980) в своих стихах, прозе и радиопьесах выступал с требованием морального противодействия “падению человека” 27. Во многих стихотворениях сборника “Написано на стене” (1950) он стремился путем “отмены” научно-технического прогресса “восстановить для человека первозданную ситуацию”, “вернуть ему непосредственность” 28.

Вольфганг Вейраух предостерегает от роковых последствий прогресса, которые он иногда связывает с некоторыми историческими датами и событиями. В стихотворении “Петь, чтобы не умереть” (1956), как и в радиопьесах (“Минута негра”, премьера состоялась в 1953 г.; “Японские рыбаки”, премьера в 1955, и др.), он показывает опасность злоупотребления атомной энергией, которое ставит под угрозу каждую человеческую жизнь. Эти опасения не дают поэту возможности разглядеть черты будущего.

К наиболее активным поэтам тех лет принадлежит и Карл Кролов (род. в 1915 г.). Во время войны он вместе с Г. Гауппом издал сборник стихотворений (“Благословенная, добрая жизнь”, 1943), лейтмотив которого – бегство в сомнительную идиллию. Опубликованные после войны сборники “Стихотворения” (1947) и “Тяжкая кара” (1948) отмечены знаком глубокого потрясения и самоисправления:

Где ты теперь? Какой нездешний мрак Сокрыл твои изломанные кости? Уродливое пугало, сорняк, Бесплотный дух, живущий на погосте.

В последующих сборниках стихов “Приметы мира” (1952), “Ветер и время” (1954), “Дни и ночи” (1956), “Чужие тела” (1959) заметен все усиливающийся отход от социальной проблематики; Кролов все больше обращается к стихам о природе, к ландшафтной поэзии.



Гуманизм в тупике