Гномы в сказке К. С. Льюиса “Хроники Нарнии”



Лев Аслан – герой знаменитых сказочных “Хроник Нарнии” английского протестантского философа и писателя Клайва Стейплза Льюиса (1898-1963) – отчетливо соотнесен автором с образом триединого христианского Бога. Логично предположить, что и остальные персонажи “Хроник” каким-то образом участвуют в сопоставлениях, заданных ключевой аналогией сказки. Задача настоящей заметки показать, что это, безусловно, справедливо, по крайней мере, в отношении одного из племен, населяющих льюисовскую Нарнию.

Внешность типичного представителя этого племени описывается следующим образом: “Он был коренастый и широкогрудый, как большинство гномов, трех футов росту, а грубые рыжие борода и бакенбарды оставляли открытыми только крючковатый нос и блестящие черные глаза” (II, 26).

Здесь и далее произведение Льюиса цитируется по изданию: Льюис К. С. Хроники Нарнии: В 2 т. М., 1992 (с указанием в скобках тома и страницы).

Все гномы делятся на две разновидности – рыжих и черных: “Тот, кто хотел убить Каспиана, был Черный гном (волосы и борода у него были черными, тонкими и жесткими,

как лошадиная грива). Звали его Никабрик. Другой был Рыжий гном с волосами, похожими на мех” (II, 48).

И те и другие гномы златолюбивы (черные гномы – до потери разума): глаза рыжего “гнома заблестели, когда он увидел богатства, лежавшие на полках (ему пришлось встать на цыпочки), и он пробормотал про себя: “Никабрику этого видеть нельзя”” (II, 72). И те и другие – сообразительны и практичны: “…хотя кое-кто встречал гномов-негодяев, вряд ли кто видел гномов-дураков” (II, 28).

Различие между плохими и хорошими гномами задается их отношением к Аслану. Хотя именно гном был первым существом из тех, кого Аслан призвал на всеобщий совет при создании Нарнии (I, 75), далеко не все гномы служат Аслану и верят в Аслана. Особенно это касается тех гномов, которые озабочены исключительно судьбой собственного племени. “Среди этих зверей и людей должен быть гном, который должен проследить, справедливо ли обращаются с гномами” (II, 68); “…мои гномы приняли на себя главный удар и пал каждый пятый” (II, 111).

Такие гномы легко готовы пойти на сговор с Белой Колдуньей (воплощение дьявольского начала в сказке): “Кто угодно или что угодно. Аслан Или Белая Колдунья” (II, 55). “Я имею в виду силу, которая, если истории говорят правду, настолько больше Аслана, что держала Нарнию в чарах многие годы” (II, 115). Больше всего на свете черные гномы ненавидят полукровок, добровольно или подчинившись обстоятельствам вышедших из племени: “Я не чистокровный гном, во мне есть и человеческая кровь.

Многие гномы спаслись в битвах и выжили, обрили бороды, одели ботинки с высокими каблуками и стали изображать из себя людей. Они смешались с тельмаринцами (нарнийскими мусульманами. – О. Л. ). Я один из таких, только наполовину гном, и если кто-нибудь из моих родичей, настоящих гномов, еще жив где-то в лесах, он, без сомнения, сочтет меня предателем и будет презирать” (II, 38). “- Фу, – фыркнул Никабрик, – гном-изменник. Ни то, ни се, серединка на половинку.

Вонзить мой меч ему в горло?” (II, 61).

Однако именно гном-полукровка Корнелиус предстает у Льюиса одним из наиболее последовательных приверженцев Аслана.

Еще один отступник от общих правил в сказке Льюиса – гном Поггин. “Мне только сейчас удалось сбежать от остальных. Я с вами, государь, я на стороне Аслана” (II, 493).

Большинство других гномов, после наступившего в финале “Хроник Нарнии” закономерного апокалипсиса, согласно К. С. Льюису, добровольно принимают на свои плечи кромешный ад, ад духовной слепоты в неумении разглядеть подлинный лик Бога.

“- Здесь нет темноты, она только в твоем воображении, глупец! – вскричал Тириан. – Выйди же из нее! – И, нагнувшись, он схватил Диггла за пояс и капюшон и вытащил из круга гномов. Но стоило Тириану его отпустить, как Диггл бросился на прежнее место, потирая нос и вопя:

– Ох-ох! Что вы такое делаете! Ударили меня о стенку, чуть нос мне не сломали.

– Вот видите, – сказал Аслан. – Они не дадут себе помочь. Они выбрали хитрость вместо веры. Их тюрьма – в их воображении, но они – в тюрьме.

Я не могу вывести их наружу, потому что они слишком много думают о том, чтобы не дать себя провести” (II, 545, 546).

Гномофоб Льюис или гномофил? Гномофоб – постольку-поскольку гномы ненавидят Аслана; гномофил – постольку-поскольку они любят Его.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Гномы в сказке К. С. Льюиса “Хроники Нарнии”