Глубина анализа восприятия природы в лирике Тютчева



Восхищение прелестью природы, то в буйстве ее стихийных сил, то в ее увядании, выражается, естественно, в изображении природы, лирических “пейзажей”. В этом изображении поэт опирается обычно на традиционные приемы, первоначально возникшие еще в устном народном творчестве. Но эти приемы Тютчев применяет вполне оригинально, у него они лишены стилизации под народную поэзию.

Таков прежде всего прием олицетворения явлений природы. Олицетворения у Тютчева вытекают из особенностей идейного содержания его поэзии. Они выражают его идеалистическое

мировосприятие, его искреннее и глубокое убеждение в том, что в природе есть “душа” и что ее видимый прекрасный облик, ее “гармония”, ее стихийные движения – все это проявления ее “души”.

Иначе говоря, олицетворения не только средство выражения мысли, но и принцип образного мышления поэта.

Таково, например, стихотворение “Летний вечер”. Заключая в себе картину наступления вечера, оно заканчивается развернутым образом-олицетворением:

И сладкий трепет, как струя, По жилам пробежал природы, Как бы горячих ног ее Коснулись ключевые воды

Таково же, в еще большей мере,

стихотворение “Конь морской”, в котором стремительность движения морской волны, изображенной в ярких, впечатляющих деталях, олицетворяется отождествлением ее с живым существом – конем. Таково же стихотворение “Весенние воды”, чьи образы всецело построены на олицетворениях, и т. п. Такое же значение получает в лирике Тютчева и традиционный прием образного параллелизма. Все поэтическое мировосприятие поэта основано на сопоставлении жизни природы и жизни человека. Но если в своих философских раздумьях поэт противопоставляет вечную природу и бренную человеческую жизнь, то в своем психологическом восприятии он находит между ними много общего.

Поэтому многие стихотворения Тютчева начинаются образами пейзажа, а заканчиваются размышлением или сентенцией, относящейся к судьбе или душевной жизни человека.

Таково, например, стихотворение, изображающее, радугу (“Как неожиданно и ярко..,”). “Воздушная арка”, возникшая “на влажной неба синеве”, восхищает поэта. Но он знает, что это – “минутное торжество” красоты природы; подобное мимолетному счастью человека. И он заканчивает стихотворение так:

Смотри – оно уж побледнело, Еще минута, две – и что ж? Ушло, как то уйдет всецело, Чем ты и дышишь и живешь

Таково же стихотворение “Осенний вечер”, в котором “кроткая улыбка увяданья” природы отождествляется поэтом со “стыдливостью страданья” человека.

В некоторых лирических пьесах Тютчева, образный параллелизм применяется как основной принцип композиции и все стихотворение строится на сопоставлении явлений внешнего мира с особенностями переживаний, мыслей, судьбы людей. Таковы, например, “Фонтан”, “Смотри, как на речном просторе…”, “Волна и дума”, “Как дымный столп светлеет в вышине!..” и другие. С особенной лирической проникновенностью образный параллелизм проведен поэтом в стихотворении “Последняя любовь”.

Иногда эмоциональное отождествление жизни природы с человеческой жизнью не выражается в стихотворении непосредственно п открыто, но лишь подсказывается изображением природы, основанным на ее олицетворении. Тогда образ природы приобретает наряду со своим прямым значением также и значение иносказательное – становится символом человеческой жизни. Символическое значение имеют, например, стихотворения “Листья”, “Не остывшая от зною…”, “Зима недаром злится…”, “Ты, волна моя морская…”, “Чародейкою Зимою…” и другие.

Развернутые образы-олицетворения создаются поэтом, как это всегда бывает, из словесных олицетворяющих метафор. Метафоричность словесного мышления вообще – характерная черта поэзии Тютчева, вытекающая из ее идейного содержания. Олицетворяющая метафора для него – основной прием построения лирического образа.

Например: “Лазурь небесная смеется…”, “Лениво дышит полдень мглистый…”, “Поют деревья, блещут воды…”.

Большое значение в построении образов олицетворенной природы получают у Тютчева, в частности, метафорические эпитеты. Они с особенной силой выражают романтическое мировосприятие поэта.

Вдруг на дубраву набежит, И вся дубрава задрожит Широколиственно и шумно! Усыпительно-безмолвны, Как блестят в тиши ночной Золотистые их волны, Убеленные лупой” и т. п.

В других стихотворениях Тютчева – их гораздо меньше явления природы изображаются не в прямом или скрытом (символическом) параллелизме с явлениями человеческой жизни, но непосредственно возбуждают переживания поэта и его раздумья о них. Такие стихотворения, несмотря на наличие в некоторых из них развернутых образов природы, в жанровом отношении скорее являются “медитациями”. Основное значение в них приобретает изображение процессов душевной жизни.

В них поэт выступает мастером своеобразного лирического “психологизма”.

Психологические состояния человека вообще очень разнообразны. Но Тютчева интересуют только те, что связаны с его “философическим” миропониманием. Это состояния, отрешенные от социальности и связанные лишь с проблемой взаимоотношения человека и мироздания. Это переживания тоски личного бытия, стремления слиться с окружающей жизнью или же переживания страха перед темными “безднами” небытия, открывающимися ночью, и т. п.

Но в своих идеалистических представлениях поэт уже освободился от тех наивных образов традиционной религии, которые были характерны для многих произведений Жуковского. Тютчев не говорит о “боге”, “дьяволе”, “ангелах”, “рае” и т. п. Он выражает свою мысль в более общей и утонченной форме, говорит о чем-то “бессмертном”, о “нездешнем свете”, о “небе” и т. п. Имя божества поэт употребляет в большинстве случаев во множественном числе, как бы придавая ему языческий смысл. И само упоминание о “богах” становится в стихах Тютчева не выражением религиозных чувств, а скорее поэтическим символом, возвышающим мысль.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Глубина анализа восприятия природы в лирике Тютчева