Философские поэмы “Безумный волк”, “Деревья” Н. Заболоцкого

Поисками гармонии в природе и вообще в мироздании характеризовалась в 30-е гг. и поэзия Н. Заболоцкого (философские поэмы “Безумный волк”, “Деревья” и др.). Гносеологические вопросы бытия в начале 30-х гг.

Он осмысливает сквозь призму современной социальной проблематики. Поэтическим кредо Заболоцкого стали культ разума и вера в жизнь. Заболоцкий близок Ф.

Тютчеву в осознании глубинных связей между человеком и природой, но в трактовке их он исходит из достижений науки, позволяющей установить принципиальное единство между микро и макромиром, общность законов “для микробов, людей и планет”. Если его предшественники, исследовавшие взаимоотношения человека с природой, противопоставляли личности, извращенной буржуазной цивилизацией, мир гармонической природы (Руссо, Генри Торо и др.), то Заболоцкий не видит в природе ни гармонии, ни цельности. Потрясенный ее жестокой диалектикой (“смеется вся природа, умирая каждый миг”), он поддерживает идею посмертного перевоплощения.

Устремленный мыслью к тайнам мироздания, он отвергает постулаты вульгарного социологизма, высмеивает их в поэме “Торжество земледелия”. Искания Н. Заболоцкого начала 30-х гг.

Не были поняты современной критикой. В одном из его произведений Е. Усиевич видела “проявление классово враждебных тенденций в классической для данного этапа классовой борьбы форме, т. е. в форме, тщательнейшим образом замаскированной”. В поэме “Торжество земледелия” (1929) Усиевич усмотрела “не социалистическую утопию”, а “карикатуру на социализм”.120 Во второй половине 30-х годов Н.

Заболоцкий корректирует и углубляет свои творческие принципы, по-прежнему пытаясь найти ответы на коренные вопросы бытия. Он выходит из кризиса, развивая свое представление о человеке, вносящем в природу позитивное, организующее начало, преодолевающем хаос бытия (“Седов”). Пораженный бессмысленностью стихийного существования природы, Заболоцкий выдвигает идею ее гармонизации усилиями мыслящей личности: – Природа черная, как кузница, – Отныне людям будь союзница. – Тебя мы вылечим в больнице, – Посадим в школу за букварь, – Чтоб говорить умели птицы – И знали волки календарь.

Возвышая человека не только как мыслителя, но и как творца, поэт открывает для себя тему созидательного труда, преобразующего природу. Ему слышны теперь не только голоса природы – ему явственна и музыка человеческого труда.

Говоря о его стихах второй половины 30-х гг., А. Павловский констатирует: “Здесь Заболоцкий прямо противоположен себе же как автору “Столбцов”. В “Столбцах” человек, ничтожный, суетный и часто низкий, был противопоставлен природе, ликующей, чистой и неизменно высокой. Начиная со второй половины тридцатых годов он смотрит и на природу и на человека объективно.

Природа прекрасна, но несовершенна, – грубо говоря, она недоделана.

И он любит подсмотреть ее в те минуты, когда, сознавая свою незавершенность, она как бы тянется к мудрой и благодетельной людской помощи”.122 Отказываясь от подчеркнутой эксцентричности ранних стихов, поэт искомую им гармонию воплощает в классически чеканных строках, посвященных природе. Материалом для глубоких раздумий поэту служат конкретные события середины 30-х гг. Именно Заболоцкий написал одно из стихотворений (“Прощание”).

Стихотворение “Север” дает философское осмысление процессов преобразования природы, человеком: – Корабль недвижим.

– Призрак величавый, – что стоишь с твоею чудной славой? – Ты – пар воображенья, ты – фантом, – но подвиг твой – свидетельство о том, – что здесь на Севере, в средине льдов тяжелых, – разрезав моря грудь, – флотилии огромных ледоколов – пробьют над миром, небывалый путь.



Философские поэмы “Безумный волк”, “Деревья” Н. Заболоцкого