Фантастический сюжет в “Повести о Савве Грудцыне”

Было бы неверно видеть в этом литературную игру или художественную непоследовательность. “Повесть о Савве Грудцыне” – не мозаика из плохо пригнанных, взятых из разных композиций фрагментов. Это продуманное, идеологически и художественно цельное произведение. Савве потому не суждено достичь сказочного счастья, что судит бог, а Савва продал душу сатане. Бес, так похожий на сказочного волшебного помощника, на деле – антагонист героя.

Бес не всесилен, и тот, кто на него уповает, непременно потерпит крах. Зло рождает зло. Зло делает человека несчастным.

Такова нравственная коллизия повести, и в этой коллизии первостепенную роль играет бес.

Бесовская тема в “Повести о Савве Грудцыне” – это трагическая тема двойничества. Бес – это “брат” героя, его “второе я”. В православных представлениях, каждому живущему на земле человеку сопутствует ангел-хранитель – также своего рода двойник, но двойник идеальный, небесный.

Автор “Повести о Савве Грудцыне” дал негативное, “теневое” решение этой темы. Бес – тень героя, бес олицетворяет пороки Саввы, то темное, что в нем есть, – легкомыслие, слабую волю, тщеславие, любострастие. Силы зла бессильны в борьбе с праведником, но грешник становится их легкой добычей, потому что выбирает путь зла.

Савва, конечно, жертва, однако он и сам повинен в своих несчастьях.

“Повесть о Савве Грудцыне” полна примет “бунташного века”, когда ломались вековые устои древнерусской жизни. Автор стремится внушить читателю; что его произведение – не вымысел, что оно “истинно”. Этой иллюзии жизнеподобия служит, в частности, реальность фамилии персонажа. В купеческом сословии XVII в. одно из видных мест занимала богатая семья Грудцыных-Усовых.

Вполне возможно, что повесть отразила какие-то реальные беды, пережитые этой семьей. Вполне возможно, что какой-то беспутный недоросль из рода Грудцыных-Усовых соблазнил замужнюю купчиху (или что купчиха соблазнила недоросля).

Возможно даже, что “присушить” купчиху недоросль пытался с помощью сатаны: по источникам XVIII в., как установлено Н. Н. Покровским, известны десятки попыток заключить “договор с дьяволом”, причем самым частым побудительным мотивом были любовные неудачи. Такой неудачник писал на листе бумаги о своем, согласии продать душу (подпись кровью не обязательна), обертывал бумагой камень (камень брался для тяжести) и бросал его в мельничный омут, где, как считалось, обитает нечистая сила (ср. поговорку “В тихом омуте черти водятся”). Если так поступали в XVIII в., то тем более так могли поступать столетием раньше. И все же введение в текст реальной семьи, реального имени, реального адреса – это, прежде всего литературный прием.

Не истинность описываемого происшествия, а “истинность” своего произведения, его авторитетность, весомость, значительность пытался таким способом утвердить автор.

В художественной концепции автора очень важна мысль о разнообразии, пестроте жизни. Ее изменчивость очаровывает молодого человека. Но совершенный, христианин должен противиться этому наваждению, ибо для него земное существование – тлен, сон, суета сует.

Эта мысль занимала автора так сильно, что он допустил непоследовательность в построении сюжета.

Савва Грудцын заключил договор с дьяволом для того, чтобы утолить греховную страсть к жене Бажена Второго. Дьявол, со своей стороны, выполнил обязательство: “Савва же паки прииде в дом Баженов и пребываше в прежнем своем скаредном деле”. Но вот из Казани получается письмо, из которого видно, что Грудцын-старший узнал о беспутстве своего сына и хочет приехать за ним.

И тут Савва вдруг забывает о своей демонической, всепоглощающей страсти, навсегда бросая любовницу. Герой о ней больше ни разу не вспомнит, а читатель ничего не узнает. Зачем в таком случае было продавать душу? Неужто Савва охладел потому, что испугался отца?

Разве не мог всемогущий “мнимый брат” как-то уладить дело, задержать отца? Предоставим слово бесу: “Брате Савво, доколе зде во едином малом граде жити будем? Идем убо во иные грады и погуляем”. “Добре, брате, глаголеши”, – одобряет его Савва.

Значит, Савва Грудцын продал душу не только за любовь, но и за то, чтобы “погулять” по русским городам, посмотреть мир, насладиться жизнью, познать ее изменчивость и многоликость. Таким образом, непоследовательность сюжета окупается цельностью характера главного героя.

По своим взглядам автор повести – консерватор. Его ужасает плотская страсть, как и всякая мысль о наслаждении жизнью: это грех и пагуба. Но сила любви-страсти, притягательность пестрой жизни уже захватили его. современников, вошли в плоть и кровь нового поколения. Автор противится новым веяниям, осуждает их с позиций церковной морали.

Но, как истинный художник, он признает, что эти веяния прочно укоренились в русском обществе.



Фантастический сюжет в “Повести о Савве Грудцыне”