Факультативные занятия по творчеству Островского



Изучая пьесы “Гроза” и “Бесприданница”, ученики познакомились с миром патриархального и новейшего, “просвещенного” купечества, с положением зависимого человека в царстве “бессердечного чистогана”. Занятия факультатива (или литературного кружка) позволят ученикам значительно расширить представление о творчестве Островского. Для этих занятий целесообразно отобрать небольшое число пьес, в которых драматург рисует образы чиновников, дворян, актеров, людей из народа.

К таким пьесам относятся “Доходное место”,

“Волки и овцы”, “Лес”, “Горячее сердце”, “Снегурочка”.

Наиболее приемлемой формой факультативных занятий по драматургии Островского можно считать литературный монтаж, включающий небольшие доклады и сообщения учеников, прослушивание звуковых записей, просмотр фрагментов учебного кинофильма, чтение по ролям отдельных сцен. Слово учителя соединит эти части в единое целое.

При таком построении занятий ученики получат задания, соответствующие их наклонностям и способностям: доклады исследовательского характера, сообщения, основанные на пересказе и комментировании текстов; хорошие

чтецы заранее подготовятся к чтению по ролям. Каждый ученик будет работать над одной-двумя пьесами.

Работу над творчеством Островского можно вести в историко-литературном плане. Останавливаясь на отдельных проблемах, образах, особенностях мастерства Островского, ученики рассмотрят связи писателя с предшествовавшей литературой – прежде всего с творчеством Гоголя. Учитель проведет некоторые параллели между драматургией Островского и демократическим искусством второй половины XIX века.

Уже анализ ранней комедии Островского “Доходное место” позволит говорить о творческой близости Островского и Гоголя. Учитель поручит одному из наиболее сильных участников факультатива подготовить сравнительный анализ комедий “Ревизор” и “Доходное место”, предложив при этом примерный план анализа:

1. Что общего в изображении чиновничества в комедиях Гоголя и Островского (нравственные принципы, служебная практика, взаимоотношения чиновников и т. п.).

2. Каково различие в группировке образов комедий? С какой целью вводит Островский в комедию образ положителыюго героя – Жадова?

3. Можно ли считать Жадова передовым общественным деятелем.

4. Какое место в комедиях занимает любовная интрига? Как показано влияние семейных отношений на деятельность чиновников?

5. Как раскрывается в комедии “Доходное место” проблема воспитания?

6. В чем сходство и в чем разница развязок комедии?

В начале занятий ученики прослушают звуковую запись разговора городничего и судьи о “грешках” из первого явления первого действия комедии “Ревизор” и просмотрят композицию по спектаклю Малого театра “Доходное место” из учебного кинофильма. После того как ученики получат образное представление о героях, можно заслушать сопоставительный анализ комедий.

Рассказ о нравственном облике и служебной деятельности чиновников не вызовет у докладчика серьезных затруднений, и учитель лишь конкретизирует отдельные положения доклада. В репликах героев отчетливо раскрывается лицемерная, ханжеская мораль сквозник-дмухановских, вышневских, юсовых, белогубовых. Эта мораль вполне допускает взяточничество, казнокрадство и другие преступления, но требует соблюдения внешних приличий (показная религиозность, “трепет” перед начальством и т. п.).

Более сложны вопросы, связанные с социально-психологической характеристикой Жадова и анализом особенностей композиции комедий. Приводим примерный вариант заключительного слова учителя по этим разделам доклада. В зависимости от содержания доклада ученика и от подготовленности участников факультатива учитель внесет в свое сообщение те или иные коррективы.

Островского так же, как и Гоголя, более всего интересует воздействие чиновничьей практики на нравственный облик человека.

Однако, продолжая гоголевские традиции в изображении чиновничества, Островский идет своим путем. Это сказывается уже в композиции комедии. В отличие от “Ревизора” в “Доходном месте” есть положительный герой: чиновникам-взяточникам противопоставлен честный чиновник Жадов.

Введение героя, выступающего, пусть даже и непоследовательно, против нравственных устоев чиновного мира, существенно изменяет характер конфликтов в пьесе. Перед нами постоянно сталкиваются разные взгляды на жизнь, на обязанности и назначение человека. Вышневский и Юсов вынуждены обороняться, отстаивать свои убеждения.

Вспомним, что в “Ревизоре” герои были наняты не столько тем, чтобы обосновать свои взгляды, сколько тем, чтобы скрыть свои грешки.

В комедии Гоголя любовная интрига занимала подчиненное место. Она помогала автору нарисовать образ пустейшего человека – Хлестакова, раскрыть легкомыслие провинциальных дам. В комедии Островского любовная интрига является движущей пружиной сюжета. Любовная линия пьесы позволяет устроить проверку стойкости моральных принципов Жадова.

Его жена Полина не может ни понять идеалов Жадова, ни тем более сочувствовать им. Полина хочет хорошо одеваться, выезжать на гулянья, жить так, как живут ее подруги, ее сестра Юленька. Перед Жадовым встает дилемма – расстаться с Полиной или изменить своим убеждениям, и после мучительной внутренней борьбы он решает идти на поклон к дядюшке просить доходного места. Проверка показала, что Жадов не герой, а в лучшем случае рыцарь на час.

Но за фигурой Жадова в перспективе встают другие деятели, готовые на решительную, бескомпромиссную борьбу с мерзостями русской жизни. Непосредственно в пьесе они не показаны, но о них говорит Жадов, они внушают страх Вышневскому. “Не ты ли говорил, – обращается тот к Жадову, – что растет какое-то новое поколение образованных, честных людей, мучеников правды, которые обличат нас, закидают нас грязью? Не ты ли?

Признаюсь тебе, я верил. Я вас глубоко ненавидел… я вас боялся”. С горечью и недоумением говорит об их поведении Юсов: “Что это за время такое!

Что теперь на свете делается, глазам своим не поверишь! Как жить на свете! Мальчишки стали разговаривать!” “Жили, жили, да, слава богу, дожили.

Мальчишки стали нос поднимать”.

В шестидесятые годы реакционеры называли “мальчишками” передовую молодежь, революционеров-демократов. Те, в свою очередь, подхватили это название. “Под этим словом – с вызовом скажет Салтыков-Щедрин, – подразумевается все, что не перестало еще расти… Я нахожу, что мальчишество – сила, а сословие мальчишек – очень почтенное сословие…

Если мы видим, что жизнь мало-помалу идет вперед – мы обязаны этим мальчишеству… Не будь мальчишества, не держи оно общество в постоянной тревоге новых запросов и требований, общество замерло бы и уподобилось бы заброшенному полю, которое может производить только репейник и куколь”. В дальнейшем образ революционера-демократа с разных позиций и с разной степенью достоверности будет отражен в произведениях Тургенева (Базаров), Чернышевского (новые люди в романе “Что делать?”), Некрасова (Добросклонов) и других писателей.

Жадов по своему нравственному облику не дорос до этого типа общественного деятеля. Он прекраснодушный мечтатель, и Островский весьма убедительно показывает, как его мечты рушатся при столкновении с жизнью. Драматург вскрывает те основы, на которых строится общественная практика чиновничестна.

Среди них немаловажное значение имеют семейные отношения.

“Изложение семейных отношений и указание их влияния на общественную деятельность” Добролюбов считал “лучшею стороною этой комедии”. С этой стороной тесно связана и проблема воспитания. Драматург показывает губительное влияние на Полину тех уроков, которые с детства преподносят девушкам: “…выйдете, дети, замуж, вот вам мой совет: мужьям потачки не давайте, так их поминутно и точите, чтоб деньги добывали… Для женщины нужно, чтобы она одета была всегда хорошо, чтобы прислуга была, а главное – нужно спокойствие, чтобы она могла быть отдалена от всего, по своему благородству, ни в какие хозяйственные дрязги не входила”.

Все попытки Жадова перевоспитать Полину ни к чему не приводят, потому что его благородные идеалы расходятся со всей практикой русской жизни, со всем, что Полина видит вокруг себя. Она хочет жить, “как люди живут, а не как нищие”. Характерно, что в разговоре с Жадовым она повторяет сентенции, составляющие сущность морали окружающей ее среды: “Ничего… не нужно, все вздор; нужно только одеваться по моде”; “Человек создан для общества”; “Кто любит, тот найдет сродства”; “Очень нужно даром-то любить!”; “Рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше” и т. п.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Факультативные занятия по творчеству Островского