Ездил на место дуэли Лермонтова



Дорога вьется у подножия Машука. Извозчик, добродушный старик, оказался очень разговорчивым и разгонял своей болтовней мои думы о Лермонтове…

Экипаж останавливается. Направо сквозь высокий кустарник идет дорожка, ведущая к небольшой поляне.

Я один. Вот она, земля, освященная кровью поэта. Семьдесят три года назад был такой же душный, жаркий день.

Стояла такая же тишина; так же голубело небо, в котором утопали вершины гор…

Клочок земли, площадь которого представляет довольно правильную окружность, покрыт невысокой травой

и окаймлен густым кустарником и деревьями. Вдали, если стать спиной к Машуку, синеется зубчатый силуэт Бештау. Прежде здесь стоял временный памятник. Теперь он разрушен, и воздвигается новый.

На земле лежат бревна, отесанные и неотесанные глыбы белого камня, куча щебня. Фундамент готов. Кто-то уже был здесь до меня: на плитах лежит венок из роз.

Я измерил шагами эту арену по двум диаметрам, перпендикулярным друг к другу; около сорока пяти шагов. Это подошва Машука; поляна имеет значительный уклон к идущей внизу дороге.

Здесь, на возвышенной части, лицом к Бештау, стоял улыбающийся Лермонтов; внизу, лицом

к Машуку, – Мартынов. Из-за кустов глядело несколько любопытных зрителей, и в их числе – известный бретер Дорохов. По команде “сходись!” Мартынов, целясь, быстро пошел навстречу противнику; Лермонтов же не тронулся с места; неподвижный, в яркой красной рубашке, он представляла превосходную мишень.

Мартынов не промахнулся. Раненный насмерть, поэт упал. Засуетились секунданты; разбежались любопытствующие. Гневно загремел гром, и пошел проливной дождь; сама природа будто ужаснулась злодеянию человека и хотела смыть следы крови…

Страшная, загадочная драма разыгралась на этой тесной поляне…


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Ездил на место дуэли Лермонтова