“Европейский период” творчества В. Набокова как выражение мировоззренческих и эстетических представлений писателя

“Я американский писатель, рожденный в России, получивший образование в Англии, где я изучал французскую литературу перед тем, как на пятнадцать лет переселиться в Германию”.

Он всегда был не таким, как все. В эмиграции его книги удивляли своей отдаленностью от литературных традиций, вызывали обвинения в “нерусскости”. В Америке он шокировал и покорил всех своей “Лолитой”, превратился из безвестного преподавателя провинциального колледжа в живого классика.

Теперь же на его родине спорят, что делать с “феноменом Набокова”: относить ли его к русской или к американской литературе.

Н. – человек эволюционных настроений, сам в политическую борьбу не включался.

Три категории героев: пошляк, сумасшедший, нормальный человек.

Двоемирие: пространство бытовое, сейчас и есть второй мир, но есть он или нет?

Сумасшедший живет там, пошляк здесь. Воспоминания – сфера духовности (2 мир должен быть обязательно) нормальный человек живет в двух мирах.

Цветной слух – менно в этом ощущении окрашенности букв, каждой в особый цвет, усматривал Набоков истоки своего писательского дара.

“Машенька”, “Дар”, “Другие берега”, “Пнин”, “Истинная жизнь Себастьяна Найта”, и, конечно, в “Подвиге” – романе о нестерпимой муке ностальгии.

Подлинная жизнь Себастьяна Найта. Переход на другой язык был тяжел и драматичен для Набокова, о чем он не раз говорил. Язык и воспоминания – это все, что оставалось у него от родины.

Поэтому отказ от русского языка, “от индивидуального, кровного наречия”, воспринимался как отречение от родины.

“Машенька”. Страшно разочароваться, пусть лучше она будет в щемящих воспоминаниях, лучше этого не трогать. Отсюда эта невстреча – книга о воспоминаниях, о их неточности. Образ перекрествка железной дороги, проходившей через пансион – мотив скитальничества.

Стабильность только там.



“Европейский период” творчества В. Набокова как выражение мировоззренческих и эстетических представлений писателя