Эрих Вайнерт



Становление пролетарского поэта Эриха Вайнерта (1890-1953) не было столь трудным.

В юности Вайнерт не знал конфликтов с буржуазным родительским домом. Его отец, инженер из Магдебурга, был человеком демократических убеждений. По его совету Вайнерт поступил учеником на машиностроительный завод, позднее он окончил художественную школу.

Идеалом его юности было стать “народным поэтом”, но он “не знал, как им стать”.

Перед пролетарской аудиторией 20-х годов он начал выступать именно как поэт-трибун, и сами зрители принимали активное

участие в ни с чем не сравнимом искусстве Вайнерта.

Своих первых слушателей Вайнерт нашел в лейпцигском кабаре “Реторта” (1922-1923). Здесь раскрылся его талант декламировать стихи, созданные для устного исполнения. Здесь овладевал он художественными приемами современного кабаре.

Игра слов, проявляющаяся уже в самом названии стихотворений (например, “Академ”, “Антисемитинг”, “Академократ”), выдавала влияние Кристиана Моргенштерна, однако по своей тематике они более близки творчеству Курта Тухольского или Вальтера Меринга.

В Берлине расширился и изменился круг слушателей

Вайнерта. Он читал свои стихи на собраниях рабочих – социал-демократов и профсоюзных активистов. В 1924 году Вайнерт с большим успехом выступил в “Ревю “Красный балаган”” Эрвина Пискатора.

В последующие годы он декламировал свои стихи на всех массовых митингах КПГ, часто перед десятитысячной аудиторией. Позднее он организовал собственные вечера под названием “Эрих Вайнерт говорит”; до 1933 года ему приходилось “стоять у рампы” не менее двух тысяч раз. Он, пожалуй, единственный в своем роде пример лирического поэта, который вдохновлялся, испытывал прилив творческих сил в контакте с массовой аудиторией.

Однако Вайнерт в своем поэтическом творчестве обращается не только к авангарду пролетариата. Полемически выступая против некоторых взглядов, представленных в Союзе пролетарско-революционных писателей, он говорил о том, что его больше всего устраивала бы аудитория, состоящая не из классово сознательных товарищей: “Мне думается, наша задача состоит не в том, чтобы проповедовать Евангелие сильным; я считаю более важной задачей глубже проникать во все те социальные слои, которые иными путями наша пропаганда охватить не сможет” 96. Этому отвечали художественные средства, используемые в его стихотворениях.

Их сила заключалась не в философски-углубленной критике существующего строя, а скорее в разоблачении реакции на конкретных, актуальных примерах.

Поэтому книга его лирики периода Веймарской республики “Интермедия – немецкое ревю 1918-1933 гг.” не только отражает развитие Вайнерта как поэта, но и является хроникой событий того времени. Следует отметить, что в печатном виде непосредственное воздействие стихотворений Вайнерта порой утрачивалось. Увлекающая сила его поэзии нередко вызвана той стремительностью, с которой он реагировал на события дня; следствие этого – известное огрубление и стилистическая небрежность.

Если Вайнерту и не присущ артистический блеск Тухольского, зато ему свойственна необыкновенная сила убеждения.

Критически-бунтарский анализ злободневных событий остается в центре его произведений и сатирического принципа изображения. Лишь после 1930 года возникли стихи, давшие представление о самом пролетариате, о его нищете, борьбе, его достоинстве (“Песня о рационализации”, “Безработные”, “Больничная касса”, “Ребенок на рождественском базаре”). Здесь, наряду со страстной ненавистью, предстают картины борьбы, полные неподдельного пафоса.

В своих лучших стихотворениях Вайнерт от разоблачения органически переходит к призыву, как, например, в “Песне о красном перце” (1933).

Потсдам – в штандартах; не смолкает визг “хайль” из хайл штурмовиков, и шаг нацисты отбивают под взмахи шляп и котелков. Столпы отечества – вояки, конторщики и мясники, – вонь взбаламученной клоаки возносится под чердаки – горланят что есть сил: ура,

Мы перец припасли не зря, все есть у шавок: масть и стать – пора бы перцу им задать! Когда он глотку продерет, заткнется сей крикливый сброд. Нет, не ваниль нужна сейчас.

Тут красный перец в самый раз.

Фашизм лишил Вайнерта трибуны. Хотя в эмиграции он еще имел возможность продолжать в своем творчестве линию непосредственного, агитационного воздействия на массы, однако зажигательная атмосфера открытого взаимопонимания поэта и публики все же была утрачена.

Сначала он посылает из Франции и Саарской области свои “Призывы в ночь” (в 1947 г. вошедшие в сборник под этим названием). Во время гражданской войны в Испании создает для своих соратников из многих стран “Песню Интернациональной бригады” и “Песню Одиннадцатой бригады”. В 1939 году он возвращается в Советский Союз, где в 1935-1937 годах нашел убежище. После нападения Гитлера на Советский Союз Вайнерт своими призывами, листовками и стихами – он часто выступал с мегафоном на передовых позициях – пытается открыть глаза немецким солдатам.

Поэзия Вайнерта приобрела более глубокое человеческое выражение. Баллады “Немецкая мать” (1933), “Джон Шер и товарищи” (1934) и “Книга для гостей князя Юсупова” (1936) относятся к высшим достижениям его творчества.

Поэзия Вайнерта, рассчитанная на устное исполнение, продолжила традицию социалистической литературы, которая, восходя к творчеству Веерта и Гервега, отвечала как политическим задачам рабочего движения, так и эстетическим потребностям пролетариата.

Лирическое творчество “пишущих рабочих” свидетельствует о значительной роли стихотворения в пролетарско-революционной литературе. Так, жизнь эксплуатируемого и борющегося пролетариата воспевает Эмиль Гин-кель (1893-1959) в книге “Пауза в забое” (1928). Способностью к оригинальным обобщениям мировоззренческого характера и образной подаче материала привлек к себе внимание томик стихов Вильгельма Ткачика (род. в 1907 г.) “Фабрики – шахты” (1932).

Опыт современного пролетариата находит отражение в сборнике “Стихи молодого рабочего” (1925) Ганса Лорбера (1901-1973). Однако, видимо, не случайно автор после своего лирического дебюта стал выступать как новеллист (“Пробудитесь!”, 1928) и романист.

В 20-е годы поэзия постепенно утрачивает ведущую роль в социалистической литературе. Многие писатели, создав свои первые произведения, положили начало истории немецкой социалистической художественной прозы.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Эрих Вайнерт