Эпиграфы как выражение авторской позиции у Пушкина



Эпиграфы к каждой главе высвечивают авторскую позицию по отношению к происходящим в ней событиям.

Собирались они Часто; Гнули – бог их прости! – От пятидесяти И выигрывали, И отписывали Мелом. Так, в ненастные дни, Занимались они Делом.

Эпиграф нуждается в историко-литературном комментарии. Это стихи Пушкина, впервые приведенные поэтом в письме П. Вяземскому от 1 сентября 1828 года. Они откровенно ироничны и написаны несомненно не в связи I письмом к другу. Пушкин просто, когда пришлось, К случаю, процитировал их: “Пока Киселев и Полторацкие

пыли здесь, я продолжал образ жизни, воспетый мною таким образом”.

Следовательно, сам Пушкин, шутя, применил к себе написанное им об определенном образе жизни русских дворян конца 1820-х годов. Написано стихотворение размером и строфикой, прямо и открыто восходящей к известной поэту еще с 1823 года агитационной песне Рылеева и Бестужева:

Ах, где те острова, Где растет трынь-трава, Братцы! (И т д.)

К этой умеренно сатирической песне примыкала другая, написанная тем же размером-

Ты скажи, говори, Как в России пари Правят. Ты скажи поскорей. Как в России царей Давят (И т. д.)

Песни эти распространялись

в списках до 14 декабря 1825 года, а после жандармы разыскивали распространителей. Так было установлено, что в 1827 году их распространял Петр Пальмин – один из членов кружка братьев Критских. Песни были известны Полежаеву. Впервые эти агитационные песни Бестужева и Рылеева были напечатаны в “Полярной звезде” в 1859 году (кн.

V). Но напечатаны в неожиданно контаминированном виде как одно стихотворение, состоящее из трех самостоятельных: сначала шла песня “Ах, где те острова”, затем, как продолжение, “Ты скажи, говори”, а завершалось все стихами Пушкина: “Как в ненастные дни собирались они”. Свое стихотворение Пушкин не напечатал. Впервые оно было опубликовано в 1834 году как эпиграф к первой главе “Пиковой дамы”.

Но соединение песен Рылеева и Бестужева с пушкинскими стихами, как установил Ю. Г. Оксман, “предшествовало на несколько лет выходу в свет “Пиковой дамы”. Если Пушкин написал стихи в 1828 году, значит контаминация произошла где-то в начале 1830-х годов. Знал ли об этом Пушкин?

Сведений об этом у нас нет. Во всяком случае, именно эта традиция песенного нелегального репертуара и донесла список единой песни – Рылеева – Бестужева – Пушкина – до “Полярной звезды”, Герцена.

Вне сомнения, стихотворение Пушкин писал сознательно как ироническое изображение дворянского общества после событий 14 декабря. До 14 декабря молодые дворяне занимались политикой, “братцы” распевали песни политического характера о цареубийствах в России. После: разгрома восстания наследники героев-декабристов отреклись от “наследства” и занялись карточной игрой, и это занятие называли “делом”! Изменился дух времени, и изменились занятия дворян.

И вот в 1834 году, закончив повесть “Пиковая дама”, он решает эти стихи дать в качестве эпиграфа к первой главе. Эпиграф и оказывался ключом к пониманию духа времени 1830-х годов, когда; карточная игра стала главным “делом” дворян.

Эпиграф (по-французски) ко второй главе иронический: “Вы, кажется, решительно предпочитаете камеристок?” – “Что делать, сударыня? Они свежее”. Ирония характерна для Пушкина: уже в “Повестях Белкина” он закрепил ее как важнейшее средство выявления авторской позиции. На этот раз в качестве эпиграфа были поставлены две фразы светского разговора.

Важно и то, что эпиграф не выдуман, и тоже документален – он взят из беседы Дениса Давыдова с М. А. Нарышкиной, о которой поэт рассказал Пушкину. Прочтя “Пиковую даму”, Давыдов узнал свой разговор, обрадовался и написал благодарственное письмо Пушкину.

Что привлекло в этом разговоре Пушкина? Печать времени в выражении сущности человеческих отношений в высшем светском обществе. О женщинах говорилось пренебрежительно (хотя и в высшей степени вежливо!), нем и конечном счете – функционально, мерой оценки женщины объявлялась “свежесть” – ее телесные качества и достоинства.

Эпиграф, как световой луч, был резко направлен на главное событие этой главы, а главным была переломная игра в любовь Германна. “Светский разговор” и определил поведение Германна. Между эпиграфом и убеждениями Германна переброшен мостик: Германн увидел в окне дома графини “свежее личико”. “Эта минута решила его участь”.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Эпиграфы как выражение авторской позиции у Пушкина