Эмиль Золя – французский натуралист и теоретик натурализма



Вообще же это один из самых замечательных, ярких писателей 19 века. Золя умел писать по-настоящему увлекательно, ярко, красочно. Его можно сравнить с Гюго. Вот отрывок из письма Флобера: “Вчера я весь день до полуночи сидел за вашей “Нана” (название романа).

Я не спал всю ночь. Я просто ошеломлен. Если бы нужно было отметить все, что есть там необычайного, сильного мне бы пришлось комментировать каждую страницу”.

Первый значительный роман Золя и самый натуралистический из всех – “Тереза Ракен” (1867). Герои – люди простые

с минимальным уровнем духовной, интеллектуальной активности, поэтому они вполне закономерно в романе показаны прежде всего как биологические особи, которыми движут инстинкты, обусловленные темпераментом. “Я просто-напросто исследовал два живых тела, подобно тому, как хирурги исследуют трупы” (из Предисловия к роману). Это именно роман-исследование: каждое действие героев, всякая перемена в их жизни подробно проанализированы и объяснены с точки зрения физиологии и психологии, и это достаточно интересно.

Главная героиня – Тереза – женщина, сильный, страстный темперамент которой с детства был

подавлен внешними обстоятельствами, и она казалась холодной, бесстрастной, вышла замуж за своего двоюродного брата, слабого, болезненного, равнодушного ко всему Камилла. Их поженила госпожа Ракен, мать Камилла. Но истинный темперамент Терезы проснулся неожиданно для нее самой, когда она встретила подходящего ей сильного мужчину Лорана, друга Камилла.

Они стали любовниками и были счастливы друг с другом (правда, их общение ограничивалось только сексуальной сферой). Через некоторое время они лишились возможности встречаться, а жить друг без друга они не могли. Скоро у них родилась идея устранить единственное препятствие между ними, мужа. И во время катания по реке на лодке Лоран его утопил, так, что никто их не подозревал.

Все считали это просто несчастным случаем. Лоран для опознания трупа Камилла несколько раз посещал морг, который Золя очень ярко и подробно впервые в мировой литературе описал. Самым страшным там был труп Камилла, долго пробывший в воде, позеленевший, распухший, полуразложившийся.

И вот, казалось бы, единственное препятствие для счастья любовников было удалено, но любовное наслаждение само собой исчезло, исчезла страсть, они ее пытались искусственно разжечь, ничего не получалось. Им стало казаться, что между ними в постели постоянно лежит некто третий, труп Камилла. Труп видится им во всех темных углах.

Они не могут спать, не могут нормально жить, они ненавидят друг друга, но не могут и разойтись. Сама их человеческая природа, психика и физиология не принимают убийства.

Госпожу Ракен разбивает паралич, она все понимает, но не может говорить и двигаться. Лоран и Тереза, теперь муж и жена, при ней разговаривают о своем преступлении, обвиняют в нем друг друга. Госпожа Ракен невероятно страдает, узнав, кто убийцы ее сына, но ничего не может сделать, а они этим наслаждаются. В конце концов оба не выдерживают и кончают жизнь совместным самоубийством.

В романе много ярких необычных описаний, психопатологических ситуаций, но также очень много, слишком много неправдоподобного, неправдоподобно отвратительного. В описаниях мучений преступников Золя перешел грань разумного правдоподобия. В целом роман производит крайне тяжелое впечатление, в нем нет никакого просветления, хотя, казалось бы, преступники наказаны по закону высшей справедливости.

Один из важных выводов романа: подтверждение иррациональности, непредсказуемости человеческой природы. Убийцы предполагали, что их счастье продолжится, а оно исчезло. Невозможно предвидеть реакции собственного организма.

Человек сам для себя загадка.

Самое известное творение Золя – это цикл из 20 романов “Ругон-Маккары” (1868-1893). Золя ставил в цикле две основных задачи: 1) описать французское общество второй половины 19 века, с 1851 по 1870 гг. – время второй Империи (как Бальзак хотел описать Францию первой половины 19 века). 2) Показать действие законов наследственности на примере истории одной семьи, пяти ее поколений. Это семья Ругон-Маккаров, состоящая из двух ветвей.

Все они из поколения в поколение сохраняли основные черты характера. Ругоны – неуемная жажда власти и богатства. Маккары – пристрастие к алкоголю, крайняя вспыльчивость и т. д.

В центре каждого романа – один из представителей этой семьи. Сюжет каждого романа совершенно самостоятелен. Но в целом они рисуют одну общую картину. Первый роман цикла “Карьера Ругонов”.

Один из лучших романов цикла “Жерминаль” описывает жизнь шахтеров, один из Макаров, Этьен стал шахтером. Его полезно прочесть, чтобы знать, как жутко жил народ в 19 веке.

Лучший роман Золя – “Доктор Паскаль”. Главный герой ученый биолог доктор Паскаль, настоящий подвижник науки, отдавший всю свою жизнь на благо человечества, он задался целью изучить законы наследственности на примере своей собственной семьи (а он Ругон), чтобы научиться управлять ими, чтобы бороться с наследственными болезнями и недостатками. Он живет со своей племянницей Клотильдой, которую ему отдали на воспитание и старой служанкой.

Обе женщины очень религиозны и им очень не нравится, что Паскаль атеист, они его любят и не хотят, чтобы он попал в ад, они считают его науку и научные труды греховными, бесовскими, мечтают о том, чтобы сжечь все его бумаги, все то, во что он вложил свою душу. Спасая Паскаля от предполагаемого ада, они превращают его реальную жизнь в ад, он вынужден враждовать с самыми близкими людьми, защищать от них главное дело своей жизни. Но самое интересное начинается тогда, когда 59-летний Паскаль, холостяк, никогда не знавший ни любви, ни женщин, к своему ужасу обнаруживает, что 25-летняя Клотильда, его родная племянница, любит его, а он – ее. Как только они перестают сопротивляться своей любви, они узнают настоящее счастье.

Золя описывает эту греховную, кровосмесительную связь именно как истинную высокую любовь, перед которой все остальное – возрастная разница, родственные отношения, мнение окружающих – ничтожно.

Но через некоторое время Паскаль испугался этой любви, испугался за будущее Клотильды, он скоро умрет, а ей еще жить среди людей, которые не понимают этой любви. Он настоял на разлуке, она уехала в Париж. Но это не принесло ничего хорошего, оба страшно тосковали, он скоро заболел и умер.

Вывод – никогда, ни при каких обстоятельствах нельзя отказываться от настоящей любви, которая выше всего. Но финал оптимистический. У Клотильды рождается сын от Паскаля, уже после его смерти, и в нем вся надежда.

Этот ребенок – символ победы любви, самой природы, самой жизни над всеми глупыми законами и страхами человеческими. Самое главное в жизни – счастье, которое дано людям от природы: любить и рожать детей, а все остальное – чепуха. Финал роман – это настоящий гимн жизни, которая преодолевает все.

Вообще многие страницы Золя – это эмоциональный гимн жизни. Золя призывает: нельзя отказываться, уходить от жизни, надо жить полноценно, радоваться и страдать, нельзя бояться страданий, неудобств, насмешек, иначе никогда не узнаешь жизни и настоящего счастья.

В романе “Доктор Паскаль” есть описание необыкновенного случая – о том, как дядюшка Маккар, горький пьяница, весь уже пропитавшийся спиртом в буквальном смысле, очередной раз напившись, уснул, не потушив трубку, тлеющий табак попал ему на штаны прожег их и загорелось его проспиртованное тело – тихим голубым пламенем. И он сгорел весь, остался только обгоревший стул и кучка пепла. Сцена вообще очень характерная для Золя: натурализм на грани фантастики.

Остальные романы, достойные прочтения. “Творчество” – замечательный роман о художниках-импрессионистах, прототип главного героя – друг Золя знаменитый художник Поль Сезанн. В центре муки творчества и муки любви. Скандальный роман “Нана” описывает короткую, но насыщенную, яркую жизнь успешной проститутки: она была скорее притягательна, чем красива.

У нее в ногах ползали министры, а умерла она от дурной болезни в 18 лет. “Дамское счастье” – не лучший роман Золя.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Эмиль Золя – французский натуралист и теоретик натурализма