Екатерина Константиновна (изложение кратко)



Писахов, Степан Григорьевич Дом на углу по старому названию Литейного проспекта и Пантелеймоновской улицы. Фасад дома облеплен “мавританским стилем”. Какие квартиры за окнами, выходящими на улицы, не знаю. Знаю темные сырые квартиры окнами во двор.

На воротах зеленые бумажки: “Сдаются комнаты”. На белых клочках пишется об углах.

Грязная лестница, ободранная дверь – “мавританский стиль” сюда не дошел. “Угол” в темном коридоре. На ящике можно спать. Коридор освещается маленькой керосиновой лампой. Читать нельзя.

Угол

не для занятий – только спать.

Цена – 1 руб. 75 к. в месяц. Устроился. Через месяц переехал в кухню – плата 2 р. 25 к. В кухне есть окно.

Мое место между плитой и раковиной. Стола для меня нет. Есть ящик. Он – кровать, и стол, и стул.

В кухне чад. Что то пригорело… Кислый запах жареного цикория.

Цикорий покупался сырой, жарился, к нему прибавлялся кофе – это было главное питание всей семьи. Глава семьи – высокий дряхлый старик. Один сын неработоспособный, другой страдает жаждой к водке. Старший сын где то работает, но у него жена, дети.

Хозяйка Екатерина Константиновна – высокая

старуха, болезненная, бьется изо всех сил, чтобы как нибудь просуществовать на какую то мизерную пенсию мужа и на заработок шитьем. Я был таким же “капиталистом”. На питание в сутки у меня было четыре копейки…

Особенно трудно было к концу месяца. У меня не было денег на стирку. Но за ящиком, на котором я жил (спал и занимался), оказывалась пара белья, – должно быть, я уронил и забыл. В кармане пальто оказывался чистый платок, слегка смятый.

То же было с воротничками: помнится, вчера воротничок был сомнительной свежести, а сегодня чистый и хорошо выглаженный.

Прошло много времени, прежде чем я догадался, что Екатерина Константиновна стирала белье, платки, воротнички и подбрасывала мне. Такая забота, такая деликатная забота от старухи, замученной нуждой. Раз Екатерина Константиновна мыла пол в своей комнате. Вышла мыть в коридор, но сил не хватило.

Легла на кровать, оставив воду и вехоть. Я снял ботинки и вымыл коридор и кухню. Екатерина Константиновна думала, что пол домыла ее невестка, жена старшего сына.

Иногда, приходя домой, я находил на подушке на бумажнике кусочек постного сахара. – Екатерина Константиновна, откуда это? – Я сэкономила семь копеек, купила сахару. Это ваша доля. Это было искренне, было от сердца, и отказаться было нельзя.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Екатерина Константиновна (изложение кратко)