Дж. Г. Байрон. В день, когда мне исполнилось тридцать шесть лет. О чем мечтает поэт?



Вы прочли последнее стихотворение, напи­санное Байроном. К какому жанру вы могли бы его отнести?

В последнем стихотворении, которое было написано перед смертью, мы видим своеобразный итог прожитого и раздумья о будущем. Мы уже знаем, что поэт стоял в этот момент рядом со своей гибелью, по­этому его можно назвать эпитафией. Од­нако его можно назвать и просто стихот­ворением и отнести к философской лири­ке.

Но можно его считать и посланием (к самому себе) и элегией. Итак, отнесем стихотворение к одному из названных жанров и докажем свой выбор.

Какие образы вызывает у поэта размышление о дне своего рождения?

Стихотворение вызывает у поэта це­лый каскад образов. Это и “желтый лис­топад”, и “вулкан среди пустынных вод”. Оценивая прошедшие годы, он с надеж­дой смотрит в будущее, видя его не столь­ко в радостях любви, сколько в боях за свободу. Напомним последние строки стихотворения:

Взгляни кругом, найди свой холм И спи, солдат! О чем мечтает поэт? Почему стихотворение часто называли пророческим?

Стихотворение, которое Байрон написал в день

своего тридцатишестилетия, стало последним в его творчестве, и строки, ко­торыми оно завершалось, дают право счи­тать его пророческим. Конечно, гибель поэта была трагическим совпадением, но это совпадение кажется предсказанием судьбы.

Какие сравнения более всего убеждают нас в настроении поэта?

Размышляя о своей судьбе, поэт вспоми­нает о свободе “как щитоносной Спарты сын” и о славных делах Эллады, которым должен следовать его воспрявший дух. Де­ла минувших дней заставляют поэта стре­миться к победе, к новым подвигам. Свои поступки и мечты он проверяет сравнени­ем с героическим прошлым.

Настроение поэта подчеркивают обра­зы “желтого листопада” и “вулкана среди пустынных вод”. Ощущение трагизма своего существования не оставляло поэта, хотя он стремился и верил в возможность героических свершений.

Какие художественные приемы использованы переводчиком в этом стихотворении? Стихотворение – итог прожитой жиз­ни – распадается на две части. Первая часть – сожаление о бесплодности прожитых лет. Вторая – возможность посвятить свои дела и дни краю славы:

Воспрянь же, как Эллада, вновь Для славных дел!

Высокий строй мечтаний и мыслей поэта передан в приемах, которыми насыщены обе части стихотворения. Это сравнения, эпитеты, олицетворения. Вот некоторые из них: желтый листопад, пустынные воды, ответный огонь, вы­сокий жребий, муки земные, павший и живой боец (тут и два эпитета, и одно­временно сравнение), древняя слава, щи­тоносная Спарта, славные дела, сво­бодная воля…

Судьба автора сравнивается с судьбой древних Афин, Спарты, всей Эллады… Но есть и другие приемы, кото­рые обогащают текст стихотворения: улыбка красоты, славы край, любви цветенье. Образы-олицетворения под­черкивают трагичность судьбы героя.

И, хотя “червь погубил плоды, и яд в мо­ей груди”, желание и возможность подви­га в ней живут. И в завершение:

Свободной волею влеком К тому, что выше всех наград, Взгляни кругом, найди свой холм И спи, солдат!

Так мечтой о подвиге завершается это пророческое стихотворение.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Дж. Г. Байрон. В день, когда мне исполнилось тридцать шесть лет. О чем мечтает поэт?