Две поэмы – “Каллы”; и “Аул Бастунджи”



В 1831 г. Лермонтовым написаны две поэмы – “Каллы” и “Аул Бастунджи”, развивающие мотив борьбы с адатами кровной мести и закрепощения женщины.

В первой поэме описывается судьба юноши, весь род которого истреблен кровниками; старик-мулла, ревнитель дедовских обычаев, побуждает молодого Аджи отомстить врагам:

“На грозный подвиг ты назначен Законом, клятвой и судьбой. За все минувшие злодейства Из обреченного семейства Ты никого не пощади; Ударил час их истребленья! Возьми ж мои благословенья, Кинжал булатный – и поди!”

Так говорил мулла жестокий, И кабардинец черноокий Безмолвно, чистя свой кинжал, Уроку мщения внимал.

Он дал клятву беспощадно расправиться с врагами и исполнил ее, вырезав целую семью, но потом сам ужасается содеянному злу и убивает муллу, заставившего его пролить столько крови. Автор искусно завершает поэму двойной развязкой: молодая вдова муллы, не боясь теперь ревнивого мужа, “другого любит без боязни”, а юный Аджи одиноко скитается в горах, всеми отвергнутый, сам чуждающийся людей и получивший прозвище “каллы” (“убийца”). В черновом варианте герой поэта называется абреком:

И след

Аджи простыл. За годом год, и вот в горах Абрек чужой всем появился, Вселяя суеверный страх. Не признавал в абреке друга

Поэма написана сжато, насыщена действием, развивающимся стремительно и энергично.

В поэме “Аул Бастунджи” Лермонтов обнаруживает еще большее художественное мастерство и поразительное для его юного возраста умение улавливать черты, глубоко характеризующие как быт горцев, так и природу их страны.

Основная тема этого произведения – страстный протест героя поэмы Селима, человека свободолюбивого, непреклонной воли, против старинных, стесняющих его личность обычаев. Селим полюбил молодую жену своего старшего брата Акбулата; юноша понимает, что и Зара, насильно выданная замуж, не любит пожилого нелюбимого мужа; Зара втайне готова ответить на чувство Селима; она сильная натура, но все же не смеет идти против адатов, не соглашается бежать с Селимом. Откровенная беседа младшего брата со старшим, дерзкая попытка уговорить Акбулата уступить жену, не привела ни к чему.

Селим борется и с семейными, и с общественными традициями, но одиночке-бунтарю такая борьба не под силу. В этой поэме большую роль также играет мулла, восстанавливающий против Селима старшего брата и все население аула. Селим, в отчаянии убивший Зару и поджегший саклю брата, предан проклятию и обречен на вечное изгнание.

Поэт очень искусно развивает сложную, исполненную драматизма фабулу, мастерски владеет и разговорной, и описательной речью. Ни в одной из ранее написанных кавказских поэм Лермонтова мы не встречаем так ярко и выпукло изображенных действующих лиц, как в “Ауле Бастунджи” особенно удалась ему фигура Селима, этой могучей, глубокой, жаждущей борьбы и подвига натуры, родственной Измаил-Бею и Мцыри. Ни в одной из прежних поэм не достигает молодой автор такого мастерства в описании жизни горцев; об этом свидетельствует, например, замечательная строфа, знакомящая читателя с внешним видом и внутренним убранством сакли братьев:

Была их сакля меньше всех других, И с плоской кровли мох висел зеленой. Рядком блистали на стенах простых Аркан, седло с насечкой вороненой, Два башлыка, две шашки боевых, Да два ружья, которых ствол граненый.

Едва прикрытый шерстяным чехлом.

Был закопчен в дыму пороховом.

С такою же лаконичностью, четкостью, превосходным знанием местного быта рисует поэт сборы горца в отъезд:

…Селим седлает верного коня,

Гребенкой медной гриву разбирая;

Кубанскою оправою звеня,

Уздечка блещет; крепко обвивая

Седло с конем, сцепились два ремня,

Стремена ровны; плетка шелковая

На арчаге мотается. Храпит,

Косится конь… пора, садись, джигид.

Поэма выдержана в романтическом стиле; яркое выражение этого стиля находим в описании наружности Зары, в бурном диалоге братьев, в пейзаже, в мотиве проклятия, которому предают Селима ; об интересе поэта к фольклору горцев говорит как этот мотив, так и беглое упоминание о “диве” герой говорит о себе:

И странствовал в пустыне одинок

И сумрачен, как див, дитя проклятья.

Сказания о “дивах”, или “дэвах”, широко распространены у горцев Северного Кавказа (например, у ингушей, чеченцев и грузин); они могли быть знакомы Лермонтову.

В “Ауле Бастунджи” Лермонтов обнаруживает замечательное поэтическое мастерство. Блестяще написано “Посвящение”, проникнутое глубоким лиризмом. Великолепны также описания природы, достаточно напомнить такие превосходные по богатству красок стихи, описывающие вечер:

…Было поздно. На долину

Туман ложился, как прозрачный дым,

И сквозь него, прорезав половину

Косматых скал, как буркою густым

Одетых мраком, дикую картину

Родной земли и неба красоту

Обозревал задумчивый Бешту.

В отличие от других ранних поэм, эта написана строфически (октавой). В композиции ее очень искусно применен прием повторения одной и той же строфы в начале поэмы и в конце:

Сгорел аул – и слух о нем исчез.

Его сыны рассыпаны в чужбине…

Лишь пред огнем, в туманный день, черкес

Порой об нем рассказывает ныне

При малых детях. И чужих небес

Питомец, проезжая по пустыне,

Напрасно молвит казаку: “скажи,

Но знаешь ли аула Бастунджи?”

Поэма “Аул Бастунджи” является ярким показателем необычайно быстрого развития дарования Лермонтова.

Поэмы “Каллы” и “Аул Бастунджи” писались в бытность Лермонтова в Московском университете. Вторая из этих поэм тематически и во многих частностях связана с поэмой “Измаил-Бей”, созданной годом позже (1832 г.).


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Две поэмы – “Каллы”; и “Аул Бастунджи”