Древнеримская литература



В III в. до н. э. в развитии античной литературы начался новый этап, получивший название эллинистический (от слова “эллины” – “греки”). В этот период в жизни Эллады происходили важные изменения: на ее территории возникло единое могущественное государство, стремительно распространившее свое культурное влияние по всем обширным землям, завоеванным великим древнегреческим полководцем Александром Македонским. Именно в эллинистический период возникла древнеримская литература, также сформировавшаяся в поле мощного воздействия древнегреческой культуры. Римляне оказались хорошими учениками: довольно быстро впитав творческие достижения эллинов, они создали оригинальную литературу, которая, разумеется, состояла в близком родстве с древнегреческой, но имела ряд примечательных отличий.

Древнеримские авторы, в частности, тяготели к более масштабному, драматичному и страстному художественному изображению, которое контрастировало со спокойной созерцательностью эллинов; им был свойствен более трезвый и деловой подход, не оставлявший места для той фантазийности и

углубленности в философские проблемы, которыми славилась древнегреческая литература.

“Золотым веком” древнеримской литературы стала так называемая эпоха Августа (I в. до н. э. – I в. н. э.), подарившая миру блистательных мастеров слова – Катулла (87 или 84 – 54 гг. до н. э.), Вергилия (70-19 гг. до н. э.), Горация (65-8 гг. до н. э.), Овидия (43 г. до н. э. – 17 или 18 г. н. э.) и др. Успешному развитию литературной жизни в этот период способствовала мудрая культурная политика Октавиана Августа, который, одержав ряд побед в гражданских войнах, но не оформив свою власть юридически, стремился обеспечить себе широкую народную поддержку и потому уделял особое внимание литературе, формировавшей общественное мнение. Вокруг сподвижника Августа, популярного ценителя и покровителя поэзии Мецената (чье имя впоследствии стало нарицательным), собрались талантливейшие литераторы Древнего Рима.

В их числе был Публий Вергилий Марон.

Предпочитая светской сутолоке тихую уединенную жизнь, Вергилий и в своей поэзии воспевал мирную жизнь пастухов, любовные переживания, красоту природы. Его стихи пользовались широкой популярностью в эпоху античности. Мировую славу Вергилию принесла поэма “Энеида” (19 г. до н. э.), повествующая о подвигах Энея – знаменитого троянского героя и мифического родоначальника римского народа. Много столетий после гибели античного мира она приковывала к себе взгляды поэтов разных стран, считавших ее высшим достижением древнеримской литературы.

В конце XVIII в. украинский писатель И. Котляревский создал на основе поэмы Вергилия одноименную сатирическую поэму, блещущую национальным юмором и самобытными образами.

Работая над своим произведением, Вергилий опирался на лучшие образцы древнегреческого героического эпоса – “Илиаду” и “Одиссею” Гомера. Само построение поэмы было продиктовано стремлением автора к подражанию гомеровским произведениям: первая ее часть, описывавшая странствия Энея после того, как он покинул Трою, перекликалась с сюжетом “Одиссеи”, вторая же, изображавшая ратные подвиги Энея, – с “Илиадой”. Кроме того, текст “Энеиды” пронизан многими гомеровскими мотивами.

Однако, воздав должное великой традиции, Вергилий вложил в поэму содержание, отвечавшее насущным потребностям современной ему истории и отражавшее мироощущение его народа. Благодаря этому “Энеида” приобрела черты глубоко национального и глубоко патриотического римского эпоса. Задуманная как торжественная песнь в честь империи Августа, поэма Вергилия стала величественным монументом эпохи славы Древнего Рима.

Литературный монумент иного рода воздвиг в своем знаменитом стихотворении “Памятник” Современник Вергилия Квинт Гораций Флакк. В этом произведении в полную силу прозвучала мысль о том, что поэзия, которая, по Горацию, есть вершинное проявление творческого человеческого духа, обретает бессмертие в веках, тем самым возвышаясь и над смертным человеком, который ее творит, и над самыми величественными памятниками, созданными из меди и камня:

Создал памятник я, меди нетленнее;Высоты пирамид выше он царственных, Едкий дождь или ветер, тщетно бушующий, Ввек не сломят его… (…)Нет, не весь я умру – часть меня лучшаяИзбежит похорон: славою вечноюБуду я возрастать… (Перевод Н. Шатерникова)

Это произведение, действительно пережившее своего творца и получившее мощное продолжение в литературах разных стран, стало нерушимым памятником славы поэзии, поэта и – человеческого духа.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Древнеримская литература