Драматургия и “театр абсурда” Ежена Йонеско



Его отец был румыном, а мать – француженкой, поэтому Йонеско был связан с двумя национальными культурами. Детство он провел во Франции (сразу после рождения мальчика родители переехали в Париж), а годы юности – в Румынии. В 1929 г. он потупил на литературный факультет Бухарестского университета, где познакомился со своей будущей женой, с которой прожил вместе долгую жизнь. Некоторое время Йонеско преподавал французский язык, а на румынском он издал в начале 30-х годов сборник поэзий и книгу эссе.

В 1938 году, получив правительственный грант,

он приехал в Париж, чтобы работать над докторской диссертацией о мотивах греха и смерти в французской поэзии Бодлера, которую он защитил в Сорбонне. Во время войны Йонеско жил во Франции, работая корректором в юридическом издательстве. Там он познакомился со средой чиновников, которую со временем воссоздал в “Носорогах”.

До 1948 г. Йонеско писал только свой дневник и ощущал, по его собственным словами, тягу к театру. В 1950 г. в парижском театре Ла Юшетт режиссер Н. Батай поставил первую пьесу Йонеско “Лысая певица”. Поводом к написанию пьесы стало ознакомление Йонеско с самоучителем английского языка.

В

бестолковости заученных фраз, в бессодержательности диалогов, в банальности мыслей и алогичности ситуаций, воспроизведенных в учебнике, Йонеско увидел отображение абсурдности человеческого бытия. “Лысая певица” имеет подзаголовок “анти-пьеса”. Йонеско, действительно, написал произведение, которое разрушает каноны драматургии. “Лысая певица” – пьеса камерная, как, впрочем, и большинство пьес Йонеско.

Главные персонажи – супружеская пара Смитов и супружество Мартинов, которые наведались в гости к Смитам. Пьеса лишена традиционного сюжета, в ней, в сущности, ничего не происходит. Персонажи обмениваются репликами, словами, в которых отсутствует новая информация и оригинальная живая мысль.

Диалог в пьесе построен по принципу алогичности, разрушения причинно-следственных связей. Динамизм пьесы заключается в том, что по мере приближения к финалу язык персонажей становится все более неразборчивым, и в завершающей сцене герои бросают в лицо друг другу уже не реплики и даже не слова, а отдельные слоги и звуки.

В “Лысой певице” нет характеров: персонажи пьесы лишены индивидуальных психологических черт, это марионетки без собственной воли и языка. В статье “Трагедия языка” Йонеско с тревогой писал о потере современным человеком способности думать и быть собой, потерю индивидуальности. Теряя себя, человек теряет язык, который превращается в “разговор, который ведется, чтобы ничего не сказать”.

Автоматизм языка – главная тема не только “Лысой певицы”, а и всей драматургии Йонеско. Пьеса Йонеско учит нонконформизму, развенчивает мелкого буржуа как тотального конформиста, как человека воспринятых идей и лозунгов. В

Этом смысле сам Йонеско говорил о “Лысой певице” как о театральном произведении, которое “имеет” особую дидактическую нагрузку. Источник комического у Йонеско – в обезличении, взаимозаменяемости персонажей. “Трагический персонаж не изменяется, он разбивается: он это он, он реальный. Комические персонажи – это несуществующие люди”, – писал Йонеско.

Спектакль прошел почти незамеченным и был снят через полтора месяца после премьеры. Публика была шокирована нелогичностью и непонятностью пьесы.

“Лысая певица” – один из ярчайший образцов “театра абсурда”. Йонеско использует фарсовые приемы, гротеск, элементы буффонады.

Вторая пьеса Йонеско “Урок” развивает идею драматурга о творческой энергии языка. Язык трансформирует реальность: скромный учитель превращается в убийцу, так как “арифметика ведет к фитологии, филология – к преступлению”. Учитель, носитель языка, воплощение интеллектуального, умного начала, в своем противостоянии с наивным самодовольством и неотесанным “трезвым толком” своей ученицы подвергается энергии языка, его власти и совершает преступление.

В трагедии-фарсе “Стулья” изображена трагическая судьба двух стариков, нищих и одиночек, которые путают реальность и свои фантазии, ожидают прихода гостей и оратора, который должен известить всем определенную истину. Гости так и не приходят, и старики разыгрывают сцену приема гостей, в которой мысленные, нереальные, невидимые персонажи оказываются более реальными, чем живые люди. Старики сводят счета с жизнью, доверяя оратору высказать истину вместо них, но оратор оказывается глухонемым.

Переплетение трагического и комического, усиление аллегорического звучания пьесы, использование эксцентрики и гротеска, парадокса служат раскрытию темы призрачности человеческого существования.

Пьесы “Жертвы обязанности”, “Амедей, или Как лучше от него избавиться”, “Убийцы по призванию” развивают тему абсурдности бытия, постепенно разрушают внешнее правдоподобие образа, нередко иллюстрируя процессы, которые происходят в подсознании.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Драматургия и “театр абсурда” Ежена Йонеско