Дети капитана Гранта. Часть 1. (Верн Жюль)



Жюль Верн (1828-1905) был и остался неумирающим спутником юности. Первые же романы принесли ему всенародное признание. По мере выхода в свет книги французского писателя немедленно переводились на иностранные языки и распространялись по всему миру.

Жюль Верн был в расцвете творческих сил, не успел осуществить и половины задуманного, когда восхищенные современники стали называть его “всемирным путешественником”, “прорицателем”, “чародеем”, “пророком”, “провидцем”, “изобретателем без мастерской” (заголовки статей, появлявшихся при его жизни).

А задумал он, ни больше ни меньше, описать весь земной шар – природу разных климатических зон, животных и растительный мир, нравы и обычаи всех народов планеты.

И не просто описать, как это делают географы, а воплотить беспримерный замысел в многотомной серии романов, которую он назвал “Необыкновенные путешествия”.

Труд Жюля Верна поражает масштабностью. Серия включает шестьдесят три романа н два сборника повестей и рассказов, изданных в девяноста семи книгах. В полном объеме – около

тысячи печатных листов, или восемнадцати тысяч книжных страниц!

Жюль Верн работал над “Необыкновенными путешествиями” свыше сорока лет (с 1862 до начала 1905 года), издание же всей серии растянулось более чем на полвека. За это время сменились поколения школьников, для которых он писал свои книги. Поздние романы Жюля Верна попадали в нетерпеливые руки сыновей и внуков его первых читателей.

“Необыкновенные путешествия”, вместе взятые, представляют собой универсальный географический очерк земного шара. Если распределить романы по месту действия, то окажется, что в четырех романах описываются кругосветные путешествия, в пятнадцати – страны Европы, в восьми – Северная Америка, в восьми – Африка, в пяти – Азия, в четырех – Южная Америка, в четырех – Арктика, в трех – Австралия и Океания, и в одном – Антарктика. Кроме того, в семи романах местом действия служат моря и океаны. Четыре романа составляют цикл “робинзонад” – действие развертывается на необитаемых островах.

И наконец, в трех романах события происходят в межпланетном пространстве. К тому же во многих произведениях – не только “кругосветного” цикла – герои переезжают из страны в страну.

Можно сказать без преувеличения, что на страницы книг Жюля Верна врываются пена волн, песок пустынь, вулканический пепел, арктические вихри, космическая пыль. Место действия в его романах – планета Земля, и не только Земля, но и Вселенная.

География и естествознание соседствуют в “Необыкновенных путешествиях” с техническими и точными науками. Фантастика географическая свободно уживается с инженерной.

Герои Жюля Верна всегда в пути. Преодолевая громадные расстояния, они стремятся выиграть время. Достижение небывалой скорости требует улучшенных средств передвижения.

Жюль Верн “усовершенствовал” все виды транспорта от сухопутных до воображаемых межпланетных. Его герои создают быстроходные машины, подводные воздушные корабли, исследует вулканы и глубины морей, проникают в недоступные дебри, открывают новые земли, стирая с географических карт последние “белые пятна”. Весь мир служит им мастерской для экспериментов.

На дне океана, на необитаемом острове, на Северном полюсе, в межпланетном пространстве,- где бы они ни были, там их лаборатория, там они работают, действуют, спорят, претворяют в действительность свои дерзкие мечты.

В Жюле Берне соединялись как бы три писателя. Он был подлинным зачинателем научной фантастики, основанной на научном правдоподобии и нередко на научном предвидении, замечательным мастером романа путешествий и приключений, страстным пропагандистом науки и ее грядущих завоеваний.

Опираясь на искания научной мысли, он изображал желаемое как уже осуществленное. Изобретения, еще не получившие применения, модели механизмов, проходившие испытания, машины, которые лишь намечались в эскизах, он представлял в законченном, идеальном виде. Отсюда столь частые совпадения мечты писателя с ее последующим воплощением в жизнь.

Но он не был ни “прорицателем”, ни “пророком”. Его герои решали задачи, подсказанные самой жизнью – бурным развитием промышленности, транспорта, связи.

Научно-технические фантазии романиста почти никогда не превосходили возможностей их осуществления на более высокой ступени научного и технического прогресса.

“Ее величество” паровая машина все еще олицетворяла торжество техники. Пароходы и железные дороги “уменьшили” земной шар. Но предстояло овладеть электрической энергией, открыть, изобрести или ввести в обиход фонограф, телефон, дирижабль, трамвай, электропоезд, кинематограф, автомобиль, самолет, телевизор и многое, многое другое, без чего мы не мыслим цивилизации.

Именно в этих направлениях работает пытливая мысль героев “Необыкновенных путешествий”.

Изобретатели, инженеры, строители, они воздвигают прекрасные города, орошают бесплодные пустыни, находят способы ускорять рост растений с помощью аппаратов искусственного климата, конструируют электрические приборы, позволяющие видеть и слышать на большом расстоянии, мечтают о практическом использовании внутреннего тепла земли, энергии солнца, ветра и морского прибоя, о возможности накопления запасов энергии в мощных аккумуляторах.

Они изыскивают способы продления жизни и замены одряхлевших органов тела новыми, изобретают цветную фотографию, звуковое кино, автоматическую счетную машину, синтетические пищевые продукты, одежду из стеклянного волокна и немало других замечательных вещей, облегчающих жизнь и труд человека и помогающих ему преобразовывать мир.

Когда Жюль Верн писал свои книги, Арктика еще не была завоевана, оба полюса еще не были открыты. Центральная Африка, Внутренняя Австралия, бассейн Амазонки, Памир, Тибет, Антарктида почти еще не были изучены.

Герои Жюля Верна совершают географические подвиги, предвосхищая действительные открытия.

Преобразование мира – главный нерв его творчества. Всесильный разум овладеет природой. Все четыре стихии: земля, вода, воздух, огонь – неизбежно покорятся людям.

Оъединенными усилиями человечество перестроит и улучшит планету.

Отсюда жизнеутверждающий пафос лучших произведений Жюля Верна.

Он создал роман нового типа – роман о науке и ее беспредельных возможностях.

Науку, которая наделила человека могуществом и помогла ему проникнуть в тайны природы, он сделал своей музой.

Фантазия у него подружилась с наукой и стала ее неразлучной спутницей. Фантазия, окрыленная научными исканиями, превратилась в научную фантастику.

Вместе с новым романом в литературу вошел и новый герой – рыцарь науки, бескорыстный ученый, готовый во имя своих творческих идей, ради осуществления больших надежд совершить любой подвиг, пойти на любую жертву.

В будущее устремлены не только научно-технические фантазии Жюля Верна, но и его герои – первооткрыватели новых земель и творцы удивительных машин.

Время диктует писателю свои требования. Жюль Верн уловил эти требования и откликнулся на них “Необыкновенными путешествиями”.

2

Найти свою цель оказалось труднее, чем посвятить жизнь се достижению.

Старший сын адвоката, Жюль Верн знал еще мальчиком, что давняя семейная традиция предписывает ему стать правоведом и со временем унаследовать контору отца. Но желания расходились с семейными устоями.

Он вырос в приморском городе Нанте, бредил морем и кораблями и даже попытался – ему было тогда одиннадцать лет – удрать в Индию, нанявшись юнгой на шхуну “Корали”. “Я не могу равнодушно видеть,- признался он значительно позже словами одного из героев,- как отчаливает судно – военное, торговое, даже простой баркас, чтобы всем своим существом не перенестись на его борт. Я, должно быть, родился моряком и теперь каждый день сожалею, что морская карьера не выпала на мою долю с детства”.

Однако неумолимый отец посылает его после лицея в парижскую Школу права. Море остается светлой мечтой, а любовь к поэзии, театру и музыке сокрушает твердыню родительской власти. В угоду отцу “выстрадав” кое-как диплом правоведа, он предпочитает заранее уготованной ему адвокатской конторе в Нанте полуголодное существование литератора, перебивающегося неверными заработками – пишет комедии, водевили, драмы, сочиняет либретто комических опер и после каждой очередной неудачи трудится с еще большим азартом.

На дне старого чемодана покоятся десятки недоставленных и неизданных пьес…

В то же время жадная любознательность, увлечение естественными науками заставляют его посещать Национальную библиотеку, лекции и ученые диспуты, делать выписки из прочитанных книг, не зная еще, на что пригодится ему этот ворох всевозможных сведений по географии, астрономии; навигации, истории техники и научных открытий.

Далеко еще не утвердившись в своем истинном призвании, он исподволь накапливал знания, позволившие ему стать первооткрывателем “романа о науке”, как он впоследствии назовет счастливо найденный новый вид повествования. По-прежнему возлагая надежды на театр, он только лишь начинал задумываться, как было бы интересно и поучительно соединить литературу с наукой, когда однажды – это было в середине 1850-х годов – в ответ на уговоры отца отказаться от никчемных занятий и вернуться в Нант решительно заявил:

– Я не сомневаюсь в своем будущем. К тридцати пяти годам я займу в литературе прочное место.

Ему минуло 27 лет. Из множества предвидений Жюля Верна, сбывшихся с большим или меньшим приближением, этот первый прогноз оказался безукоризненно точным.

Но блуждания еще продолжались. Несколько напечатанных рассказов на морские и географические сюжеты, которым сам он не придавал большого значения, хотя позднее и включил их в свою громадную серию, были вехами на пути к “Необыкновенным путешествиям”. Лишь на переломе к шестидесятым годам, убедившись, что теперь он вполне подготовлен, Жюль Верн стал разрабатывать новые замыслы.

Это было осознанное художественное открытие. Он открыл для литературы поэзию науки. Порывая со всем, что его прежде связывало, он сказал театральным друзьям:

– Мне кажется, я нашел свою золотую жилу…

Осенью 1862 года Жюль Верн закончил свой первый роман. Его давний покровитель Александр Дюма порекомендовал обратиться к Этцелю, умному, опытному издателю, который подыскивал способных сотрудников для юношеского “Журнала воспитания и развлечения”.

По первым же страницам рукописи Этцель. угадал, что случай привел к нему именно того писателя, какого не хватало детской литературе.

Этцель быстро прочел роман, высказал свои замечания и отдал Жюлю Верну на доработку. Уже через две недели рукопись вернулась в исправленном виде, и в начале 1863 года роман вышел в свет.

Само название – “Пять недель на воздушном шаре” – не могло пройти незамеченным.

Успех превзошел все ожидания и ознаменовал рождение “романа о науке”, в котором увлекательные приключения сплетаются с популяризацией знаний и обоснованием различных гипотез. Так, уже в этом первом романе о воображаемых географических открытиях в Африке, сделанных с птичьего полета, Жюль Верн “сконструировал” аэростат с температурным управлением и безошибочно предсказал местонахождение тогда еще не открытых истоков Нила.

Романист заключил с издателем долгосрочный договор, согласившись писать по три книги в год. Теперь он мог без помех, не думая о завтрашнем дне, приступить к осуществлению многочисленных замыслов.

Этцель становится его другом и советчиком. В Париже они часто видятся, а когда Жюль Верн уезжает работать к морю или курсирует вдоль берегов Франции, запершись в “плавучем кабинете” на борту Вернемся, однако, года на три назад, когда, писатель впервые поделился с Этцелем только что сложившимся замыслом.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Дети капитана Гранта. Часть 1. (Верн Жюль)