Чувство Родины основное в моем творчестве. (С. Есенин)



Насколько устойчивой была у Есенина мечта об “Инонии”, отражавшая патриархальные представления крестьянства, показывает его очерк “Ключи Марии” (1918), в котором он представляет будущее как “некий вселенский вертоград, где люди блаженно и мудро будут хороводно отдыхать под тенистыми ветвями одного преогромнейшего древа, имя которому социализм, или рай, ибо рай в мужицком творчестве так и представлялся, где нет податей за пашни, где “избы новые, кипарисовым тесом покрытые”, где дряхлое время, бродя по лугам, сзывает к мировому

столу все-все племена и народы и обносит их, подавая каждому золотой ковш с сыченою брагой”. Так Есенин, начав осмысление революции средствами религиозной символики, постепенно переходит к символике крестьянской жизни.

Поэма Есенина показывает, насколько устойчивой в русском крестьянстве была мечта о легендарном “мужицком рае”. Эту поэму нельзя считать выражением дум и настроений только самого Есенина. В ней отразились социальные чаяния русского крестьянства, его духовный мир, его психология.

Возвращаясь к поэме и к другим произведениям Есенина 1918 года, нужно сказать, что, несмотря на всю

их утопическую отвлеченность, в них было свое созвучие с эпохой: пробудившиеся надежды русского крестьянства на лучшую долю, мысли о возрождении русской деревни, идеи равенства и свободы. Все это сливалось у Есенина в единое, любимое им слово – “Преображение”, которое, хотя и было почерпнуто из библейских источников, но наполнялось в его произведениях земным содержанием: идеей великого братства людей, гуманного мира с любовью ко всему живому, мира без злобы и насилия. Сам Есенин называл свои ранние поэмы романтическими. Действительно, основное в них – романтическое восприятие эпохи, романтизация чувств, воодушевление, порожденное революцией.

Но в этой романтике была и своя слабость. Мечтая о социализме, который принесет русскому крестьянству счастье, мир и благоденствие, поэт – романтик отрешался от реальной политической борьбы, происходящей в стране, воспринимал Октябрьскую революцию как возможность мгновенного осуществления своей мечты.

В первые годы революции Есенин был во власти настроений, порожденных крушением старой, уходящей Руси. “Русь” – именно этим исторически первым словом в многовековой истории нашей родины называет он свою страну.

Само употребление Есениным слова “Русь” не может служить доказательством его приверженности к архаике. Дело в том содержании, которое вкладывал он в это слово. В большинстве стихов Есенина первых лет революции оно обозначает старую, дооктябрьскую Русь, старую русскую деревню, с которой поэт духовно связан. Русь моя, деревянная Русь!

Я один твой певец и глашатай. Звериных стихов моих грусть Я кормил резедой и мятой, – писал он в 1919 году в стихотворении “Хулиган”. Пользуясь ранее найденной системой аналогий и сравнений, поэт рисует наступившую эпоху как “обедню” по старой деревне, а о себе говорит как о догорающей свече на панихиде. Еще более симптоматично то, что в его стихах появляется мотив, родственный крестьянским поэтам, – страх перед железным городом наступающим на деревню:

Я последний поэт деревни, Скромен в песнях дощатый мост. За прощальной стою обедней Кадящих листвой берез. Догорит золотистым пламенем Из телесного воска свеча, И луны часы деревянные Прохрипят мой двенадцатый час.

На тропу голубого поля Скоро выйдет железный гость. Злак овсяный, зарею пролитый, Соберет его черная горсть…


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Чувство Родины основное в моем творчестве. (С. Есенин)