Что такое гипербола? Примеры и определение. Гипербола в литературе (О литературе)

Гипербола (от греч. hyperbole – преувеличение). “Все большие произведения. – писал А. Горький, – все те произведения, которые являются образцами высокохудожественной литературы, покоятся именно на преувеличении, на широкой типизации явлений”. Преувеличение и типизацию Горький уверенно и безошибочно ставит рядом, на собственном писательском и читательском опыте, понимая под этим способность и умение художника увидеть самое существенное в наблюдаемых явлениях, извлечь из них основной смысл, сгустить его силой воображения в художественный образ.

Преувеличение – “ядро” типизации.

Один из самых эффектных и эффективных приемов художественного преувеличения – гипербола в литературе. Она позволяет “представить непредставляемость”, “соотнести несоотносимое”, то есть наиболее остро и резко дать ту или иную деталь – в портрете, во внутреннем облике персонажа, в явлении объективного мира. Подчеркнем – объективного.

Потому что, говоря о гиперболе, следует иметь в виду, что какой бы невероятной, какой бы фантастической она ни была, в основе ее всегда – жизненный материал, жизненное содержание.

Художественная убедительность и многозначность гиперболы тем весомее, чем яснее представляет себе читатель конкретную сущность образа или ситуации. Так, один из главных персонажей гоголевского “Ревизора” Хлестаков сам о себе говорит, что у него “легкость необыкновенная в мыслях”. В обществе, основанном на всеобщем чинопочитании, на всеохватном лицемерии, ложь Хлестакова, при всей ее гиперболической несуразности (“как прохожу через департамент, – просто землетрясение, все дрожит и трясется как лист” и т. п.), принимается провинциальными чиновниками за чистую правду.

Еще пример. В романе Маркеса “Осень патриарха” рассказ о “тысячелетнем” патриархе ведется от “мы”, и этот прием использования коллективной точки зрения, многоголосия, дает почувствовать и представить себе атмосферу слухов и недомолвок о герое. О диктаторе с самого начала ничего не известно наверняка – и до конца книги. Каждое новое толкование его поступков раскрывает лишь какую-либо одну из сторон его облика, где на первый план выдвигается исключительность, несходство с обыкновенными людьми.

И это придает всему стилю повествования определенную гиперболичность.

Для создания гиперболического художественного образа используются различные виды тропов: сравнения, уподобления, метафоры, эпитеты и т. д. Функция их состоит в том, чтобы преувеличить предмет, наглядно раскрыть противоречие между содержанием и формой его, сделать изображение более впечатляющим, броским. К слову, ту же цель может преследовать и преуменьшение, литота, которую можно рассматривать как разновидность гиперболы, как гипербола в литературе “со знаком минус”. В зависимости от социально-эстетической направленности произведения одно и то же событие может восприниматься как “гигантское” или же как “мелкое”.

В романе Д. Свифта “Путешествия Лемюэля Гулливера” гипербола и литота соседствуют: в первой части книги современная писателю Англия показана как бы через уменьшительное стекло, во второй – через увеличительное. В стране лилипутов волы и овцы до того крохотны, что герой сотнями грузит их в свою лодку. Под стать этим размерам и все прочее, с чем сталкивается Гулливер в этой стране, вплоть до социального уклада и политических событий.

Сатирическим преуменьшением Свифт дает читателю понять, что претензии островной, “лилипутской”, в сущности, Англии на мировое господство (на роль “владычицы морей”, на обширные колониальные владения и проч.), казавшиеся многим англичанам великими, грандиозными, если задуматься, ничтожны и даже смешны.

Впечатляющ и другой гиперболический образ – из самого начала романа: герой приходит в себя после кораблекрушения и не может оторвать головы от земли – каждый волос его накручен на вбитый в землю “лилипутский” колышек. Здесь гипербола в литературе обретает символическое звучание, наводит на мысль о личности в неволе у множества ничтожных страстей и обстоятельств…

Именно в сатирическом произведении гипербола чаще всего уместна и художественно оправданна. В. Астафьев в “Царь-рыбе” с помощью этого приема выявляет внутреннее убожество одного из “любителей природы”, браконьера Грохотало: “Рыбак Грохотало недвижной глыбой лежал за жарко нагоревшим костром. сотрясая берег храпом, как будто из утробы в горло, из горла в утробу перекатывалась якорная цепь качаемого волнами корабля”. Здесь проступает авторская оценка персонажа с его ненасытно-агрессивным отношением к природе, персонажа, олицетворяющего бездушную серость.

Однако гипербола в литературе, даже и “осмеивающая”, может и не быть явно сатирической. Диапазон использования этого прима достаточно широк, охватывает и юмор, и иронию, и комизм.

История гиперболы уходит в далекое прошлое – в фольклор, в народные сказки, щедрые на сатирические образы и комические ситуации. Однако примерно в то же время возник и совершенно другой вид гиперболы – весьма далекой от смеха. В былинах, легендах, героических сказаниях мы обнаруживаем ту, которую можно назвать идеализирующей. Так, в русском эпосе запечатлен исторический опыт народа, его героическая борьба против захватчиков и притеснителей.

В образах былинных героев народ выразил свое понимание долга и чести, мужества и патриотизма, доброты и самоотверженности. Герои былин – богатыри – наделены идеальными человеческими качествами, как правило, преувеличенными, гиперболизированными. В обрисовке былинного богатыря в первую очередь подчеркивается его сверхъестественная физическая сила: “Кабы было во земли кольцо,/ И было бы во неби кольцо,/ Захватил бы эти кольца в одну руку,/ Притянул бы небо к земле”,- говорится в былине об Илье Муромце. Подобным образом гиперболизируются его вооружение, его поступки.

На поле брани он орудует железной палицею-шалыгой “весу ровно сто пулов”, луком и стрелами “в косу сажень”, а то и попросту хватает за ноги подвернувшегося противника и крушит им “великую силушку” вражескую: вправо махнет – появляется во вражьем скопище “улица”, влево – “переулочек”. Конь же Ильи Муромца может в один скок одолеть многие версты, ибо летит он “выше леса стоячего, чуть пониже облака ходячего”…

Гиперболизируются – но уже сатирически – и образы противников былинных богатырей. Например, если Илья Муромец внешне ничем не отличается от окружающих, то его “супостат” Идолище – и ростом в “две сажени”, и в плечах “косая сажень”, и глазищи у него что “пивные чашищи”, и нос что “локоть”… Благодаря этому контрастному внешнему сопоставлению победа богатыря выглядит особенно внушительной, заслуживающей народного прославления.

Широко использовали идеализирующую метафору в своем творчестве писатели-романтики, противопоставляя бездуховной, бесчеловечной действительности свой идеал, эстетический идеал романтизма. Многочисленные примеры такого рода мы легко обнаружим в гоголевских “Вечерах на хуторе близ Диканьки”, в книгах Вельтмана и Одоевского, Гюго, Гофмана, Шамиссо…

Гипербола, примеры и определение которой мы представили в этой статье, остается одним из самых употребимых и действенных литературных приемов. К нему охотно прибегали такие разные писатели, как Ч. Айтматов и В. Орлов, Б. Окуджава и А. Вознесенский, А. Ким и Н. Думбадзе и многие другие. И можно уверенно сказать, что прожившая в литературе долгую жизнь гипербола остается верной союзницей художника как в борьбе с негативными явлениями жизни, так и в творческом утверждении нравственного идеала.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Что такое гипербола? Примеры и определение. Гипербола в литературе (О литературе)