Читая сказки Мамина-Сибиряка



Во многих прогрессивных детских журналах издаются произведения Дмитрия Наркисовича Мамина-Сибиряка (1852-1912): “Емеля-охотник”, “Зимовье на Студеной”, “Аленушкины сказки”. Он печатает их в “Роднике”, “Всходах” и особенно часто в “Детском чтении”, которое с 1906 года выходит под названием “Юная Россия”. Целый цикл рассказов посвящает писатель детям-труженикам.

Он описывает нелегкую жизнь и раннюю смерть двенадцатилетнего кормильца семьи Прошки (“Кормилец”). Мамин-Сибиряк рассказывает о беспросветной работе мальчика Васи, отданного в ученики к сапожнику (“В каменном колодце”). Так писатель выполнял основную задачу своего творчества – готовил сознание молодого поколения к борьбе с общественным злом.

Детям дошкольного возраста адресованы “Аленушкины сказки”, над которыми Мамин-Сибиряк работал с 1894 по 1897 год. Они представляют собой произведения подлинной детской литературы. Это гуманистическая книга, в которой органично сочетаются нравственные и общественные идеи.

Аллегория сказок связана с перенесением социальных

явлений в мир птиц, зверей, рыб. Например, “Сказка про храброго Зайца – длинные уши, косые глаза, короткий хвост” начинается как будто традиционно, с хвастовства Зайца: “Никого я не боюсь! – крикнул он на весь лес.- Вот не боюсь нисколько, и все тут!” Но трусом оказался не столько хвастунишка, сколько сам страшный Волк, который хотел закусить зайцем. “Когда Заяц упал на него, ему показалось, что кто-то в него выстрелил. И Волк убежал. Мало ли в лесу других зайцев можно найти, а этот был какой-то бешеный…” С начала и до конца сказку пронизывает единый мотив – “надоело бояться”, “надоело прятаться”.

Условный мир зайцев и волков иносказательно отражает взаимоотношения слабых и сильных в мире и уязвимость тех, кто держит слабых в страхе.

Главное – поверить в себя: “С этого дня храбрый Заяц начал сам верить, что он действительно никого не боится”. Эта мысль четко воплощена в конфликте и в системе художественных образов персонажей сказки. В “Аленушкиных сказках” образы, композиция, стиль, язык тесно связаны с целями воспитания разума ребенка, с задачами пробуждения общественного сознания (“Умнее всех”; “Сказочка про Воронушку – черную головушку и желтую птичку канарейку”; “Сказка про Воробья Воробеича, Ерша Ершовича и веселого трубочиста Яшу”).

Сказки Мамина-Сибиряка по-настоящему детские, и их цели и задачи осуществляются с учетом особенностей восприятия дошкольников.

Аллегория и антропоморфизм сказок Мамина-Сибиряка сродни народным детским сказкам. Заяц трусоват, Кот плутует, Воробей озорничает. В то же время они разговаривают, действуют, подобно людям; с ними происходят удивительные события. “Аленушкины сказки” занимают особое место в творчестве писателя. Они были сначала рассказаны им больной дочери, а потом подготовлены для издания.

Посвящение сказок маленькой Аленушке определило лиризм, задушевность и колыбельную интонацию: “Баю-баю-баю… один глазок у Аленушки спит, другой – смотрит; одно ушко у Аленушки спит, другое – слушает. Спи, Аленушка, спи, красавица, а папа будет рассказывать сказки”. Стиль этой присказки Мамина-Сибиряка близок к народным. Писатель тщательно работал над сказками, используя богатство русской народной речи, отшлифовывал в них свой стиль, который современники метко назвали “Маминслог”.

Язык детских произведений Мамина-Сибиряка свеж и колоритен, полон пословицами и поговорками, остроумными и меткими присловьями. Так, спесивость и зазнайство Индюка в сказке “Умнее всех” подчеркиваются в диалоге его с обитателями птичьего двора. Когда Индюк требует, чтобы его признали самым умным, ему отвечают: “Кто же не знает, что ты самая умная птица!..” Так и говорят: “Умен, как индюк”.

Ирония этой характеристики понятна дошкольникам. “Аленушкины сказки” – превосходный образец творчества для маленьких, они прочно вошли в чтение уже не одного поколения детей.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Читая сказки Мамина-Сибиряка