Читать Чехова

В связи со 150-летием А. П. Чехова филологический фа­культет МГУ имени М. В. Ломоносова, Чеховская комиссия Совета по истории мировой куль­туры РАН, Государственный литературно-мемориальный музей-за­поведник А. П. Чехова (Мелихово) провели международную научную конференцию “А. П. Чехов и мировая культура: взгляд из XXI века”. В ее обширной программе (конференция длилась пять дней, с 29 января по 2 февраля) был намечен – и проведен – круглый стол “Чехов в школе” .

Как сообщила участникам конференции профессор Оренбургского госпедуниверситета, действительный член Академии военных наук О. М. Скибина, о необходимости изучения произведений писателя в гимназиях, реальных училищах и других учебных заведениях императорской России еще при его жизни, в 1890-х годах, настойчиво говорил выдающийся русский критик и публицист Михаил Осипович Меньшиков. Завет выполнен, но вопросов и узких мест здесь более чем достаточно.

Современные чеховеды постоянно занимаются проблемами Чехова школьного, Чехова вузовского, Чехова музейного – называю основные направления предыдущего круглого стола, организованного Чеховской комиссией в Ялте в 2006 году. Вот и ныне в одной из аудиторий филфака МГУ в воскресное Утро (!) собралось более тридцати литературоведов и школьных учителей. А поскольку ныне вузовские преподаватели, особенно вне столиц, нередко и учительствуют, разговор получился, что называется, с открытым забралом. Вести круглый стол было поручено опытному учителю литературы, преподавателю Русской христианской гуманитарной академии (Санкт-Петербург) В. Н. Шацеву и автору этих строк.

Поскольку Владимир Натанович выступал с докладом об опыте заманивания театром – введения школьников в мир Чехова посредством самодеятельных теат­ральных постановок, мы разделили обязанности: я стал координировать выступления, строго следя за соблюдением регламента и за тем, чтобы все желающие могли высказаться. Кажется, это удалось.

Сначала для заострения проблематики круглого стола своими наблюдениями по теме “Чехов в ЕГЭ” поделилась доцент Казанского госуниверситета Л. Е. Бушканец. Открываются удручающие подробности превращения гениальной прозы Чехова (разумеется, не только Чехова) в материал для демонстрации натасканности ученика в определенных формах ответов на столь же определенные вопросы.

Однако мы решили, что не будем слишком сосредоточиваться на провальных методиках изучения классики, но главным образом попытаемся определить направления успешного пути к Чехову в сегодняшней школе. Невзирая на жупел ЕГЭ.

То, что Чехов нужен школьникам, ни у кого не вызывает сомнений. Вместе с тем активно участвовавший в круглом столе организатор конференции, председатель Чеховской комиссии, профессор МГУ В. Б. Катаев напомнил, что Чехов специально для детей не писал и при отборе его произведений для детского чтения и для изучения в школе недоступным представляется многое. Общих рецептов быть не может, но на учителя возложена обязанность определять то, что в чеховских произведениях волнует учеников именно его класса.

Если к изучению все же рекомендован “Вишневый сад”, надо установить, что в этой пьесе сегодня интересно каждому человеку, каждому ученику.

Профессор Украинско-амери­канского гуманитарного института (Киев) В. Я. Звиняцковский, развивая эту тему, сообщил, что для украинских школ из Чехова (он изучается в курсе зарубежной литературы) выбран рассказ “Скрипка Ротшильда”, так как именно он, с точки зрения методистов, способен донести до школьников вечную актуальность Чехова.

Он же обратил внимание на то, что до сих пор в школьном литературном образовании нет cогласия в том, на чем строить обучение – на истории или на теории литературы.

Здесь еще проблема: обычно изучать Чехова определяют в конце программы для 10-го класса, и многие в условиях нынешнего сиротского положения нашего предмета в школе просто не успевают до него добраться. Кто-то с Чехова начинает уроки в 11-м классе, но это не норма. Таким образом, обсуждение постоянно переходило от Чехова к общим проблемам преподавания литературы.

Старший преподаватель Восточно-Сибирской государственной академии образования, работающий и в школе, А. Г. Бондарев говорил о чудовищной редукции чеховских рассказов в школьном изучении, о непреодоленных советских подходах, социологизирующих любое художественное произведение. Его пафос поддержали другие молодые участники круглого стола – А. А. Журавлева, Э. Д. Орлов. В свою очередь профессор МГУ А. А. Смирнов Высказал убеждение, что изучение русской литературы без социологических подходов невозможно и сегодня.

Естественным образом была поднята проблема учебников по литературе, их “грифования”, распространения и бытования, благо, что в круглом столе принимал деятельное участие автор одного из них – профессор СПбГУ И. Н. Сухих.

Как даже новый учебник может запутать и школьника, и педагога, показала учитель литературы Образовательного центра ОАО “Газпром” О. С. Маевская на примере анализа рассказа “Ионыч”, данного в учебнике литературы В. И. Сахарова и С. А. Зинина для 10-го и 11-го классов. Попытка преодолеть вульгарно-социологическое толкование рассказа лишь привела, по мнению выступающей, к разрушению этико-эстетического целого, к отвращению школьников от произведения. Она же напомнила, что не учебником единым живы ученик и учитель. Особенно остро не хватает квалифицированно подготовленных материалов к урокам, качественных антологий литературно-критических, историко-культурных материалов и т. д.

Внес свою лепту в поддержание высокого градуса обсуждения и профессор Тверского госуниверситета Ю. В. Доманский. Он связал Чехова с “контекстом Серебряного века” (на наш взгляд, здесь легко запутать и школьника, и многих учителей, хотя сама проблема существует), выступил с очень сомнительным утверждением, что плохой учебник воспитывает критическое мышление, а хороший может слишком завораживающе подействовать на читателя, и в детском чтении отдал предпочтение (как пример) екатеринбургскому Гайдару – В. Крапивину – перед Чеховым. “Во многом наша задача – научить детей получать удовольствие от литературы” – вот тезис Ю. В. Доманского, с которым особо не поспоришь, да и не надо, но, кажется, никто из участников круглого стола не согласился с тем, что Чехову не место на книжных полках детей и подростков.

Просто мы пока часто не добираемся до настоящего Чехова, его действительно прекрасного, поучительного без назидания художественного мира. Мы вместе со школьниками должны заново учиться читать Чехова. Недаром многие выступающие говорили об известной методике “медленного чтения”; также вспомнили и практику “тотального комментария” А. П. Чудакова.

В необходимости вчитаться в Чехова убеждены, что подтверждают делом, доцент Н. Ф. Иванова (Новгородский ГУ), В. Б. Смиренский (ИНИОН РАН), учителя Т. А. Булычeва (Иваново), Е. С. Абелюк (Москва), профессора А. С. Собенников (Иркутский ГУ), Н. В. Капустин (Ивановский ГУ), С. Н. Кайдаш-Лакшина (Москва).

В. Н. Шацев предложил, наряду с круглым столом, предусмотреть на следующих конференциях цикл мастер-классов для словесников, хотя, возможно, следующего собрания чеховедов можно и не ждать, а использовать для такого нужного начинания, например, возможности видеозаписи, чем уже не первый год успешно занимается Издательский Дом “Первое сентября”.

Участники круглого стола были единодушны в своем желании продолжить обсуждение проблемы “Чехов в школе” на постоянной основе, в частности, на страницах газеты “Литература”, хорошо известной своей открытостью для широкого обмена педагогическим опытом. Собственно, эта информация и является приглашением к такому обсуждению. Дополнительным стимулом к нему станет наш Конкурс учебно-методических разработок и ученических сочинений по творчеству Чехова (его условия опубликованы в



Читать Чехова