Чипка – страстный искатель правды (по роману “Разве ревут волы, как ясли полны?”)

Роман “Разве ревут волы, как ясли полны?” имело еще и другое авторское заглавие – “Пропащая сила”. Хоть и появился он из цензурных рассуждений, но полностью выражал авторскую идею. “В нем ключ к пониманию и художественному замыслу в общем и в частности центрального персонажа произведения, которого писатель изобразил во всей противоречивости характера, во всей сложности его волнующей судьбы. В нем – размышления художника о нереализованной, “пропащей силе” человека, которая рождена была для дел, возможно, значительных и прекрасных, но так и не раскрылась в своих потенциальных качествах и возможностях”, – отмечал О. Гончар.

В центре романа образ Чипки – крестьянина-бунтаря, неутомимого искателя правды, который в конечном итоге встал на кривую тропу и стал “пропащей силой”. Отца своего Чипка не знал, никогда не видел. Его мать – убогая крестьянка Мотря жила со своей матерью, едва перебивалась случайными заработками у богатых соседей.

В холоде, в постоянном недоедании рос маленький Чипка. Единственной отрадой в его сиротстве была баба Оришка. Детское общество его не принимало: безотцовщина, нищий.

Получал от ровесников только пинки и обиды. Невзлюбил он это общество, мрачно смотрел на ровесников и убегал от них к бабке – в мир сказки и жизненной мудрости. Всем интересовался – и птицами, и землей, и Богом.

Получал наивные объяснения, которые отвечали знаниям и мировоззрению не только бабы Оришки, но и всего тогдашнего крестьянства, и воспринимал их не на веру, а критически, что свидетельствовало о глубоком естественном уме парня.

Еще с раннего детства, часто битый судьбой, ровесниками и матерью, парень рос замкнутым, бирюковатым. Бабушкино мягкое, теплое слово вкладывало в его голову чувство справедливости и доброты. Имел он хорошую память и гневно относился к проявлениям несправедливости.

Его сердце “никогда на прощало никого, когда видело какую-либо ошибку… И росла беда в его сердце – и выросла к горячей отплате, которая не знала не вины, ни запретов…”

Школу, самую примитивную науку грамоты он не знал, как и все крестьянские дети тех времен. Да и крестьянские “классы” – гусаки, свиньи, – его обошли: не было их в хозяйстве. Поэтому уже в 12 лет пошел в жизнь, на работу по найму, и чуть ли не сжег хозяина за то, что тот побил его за непослушание.

С тех пор и залегла в его сердце ненависть на судьбу, “которая разделила людей на хозяина и рабочего”. Впечатлительная душа и любознательный ум ускорили вызревание в Чипке духа протеста и неповиновения. Его хорошее, горячее сердце, разбуженное увиденным и услышанным! долго не могло успокоиться. Рассказы деда Власа о крепостной неволе, особенно о несчастливой судьбе отца, тяжелым камнем сдавили душу Чипки.

Мутящимся, страдающим увидел Чипка своего отца. Самыми теплыми словами обратился к нему. А обвинял только в одном: почему он не вырезал, не выжег злых господ. И вдруг Чипке повезли: каким-то чудом перепала ему с Мотрей от дальнего родственника земля.

Закипела работа. Неутомимо работает Чипка и на своем поле, и на чужом: нанялся косарем сено косить. “Наступила жатва – лунной ночью жнет”.

Вскоре появилась и корова, и лошаденка в хозяйстве. Там, на этом поле, он и встретился с девушкой, которая показалась ему неземным созданием – полевой русалкой. С первого взгляда полюбил ее.

Изменился парень, “с лица спала давняя тоска”, стал веселее, более приветливым. Но вдруг все померкло, все исчезло: Нет земли! Сельская власть вместе с судьями отобрали у Чипки землю и отдала за взятку другому.

Это ужасная трагедия для хлебороба. Это – вечные работы по найму. В тяжелом горе и любовь забылась, исчез волшебный образ Гали.

С жгучей ненавистью к взяточническому миру законников забрел Чипка в трактир и там утонул в водке. “Что теперь я? Наймит?.. Пропало… все пропало!..” – так трезво оценивает свое положение пьяный Чипка. И пошло.

Все нехитрое его состояние поплыло в шинок. Водка выгнала и мать из дома. Со своими новыми товарищами – пьяницами и мелкими жуликами днем мерз в нетопленом доме-пустоте, а ночью пропивал последнее. Когда уже не было что пропивать, его компания решает обворовать господина.

Чипка идет неохотно, но когда дошло до того, что разоблаченные сторожем, воры чуть не попались, он нападает на сторожа, убивает его, что и помогло ворам убежать бесследно. Он и дальше вел беспутную жизнь, хотя и казалась она ему противной, “и зальет глаза – молчит”.

Но здесь взбунтовались крепостные – пошли к господину требовать деньги за два года службы после отмены крепостничества. Посредник с представителем не смогли успокоить селян, и им пришлось вызывать роту солдат. Началась расправа розгами.

Вот упал дед Влас, который в какой-то степени заменил Чипке ему отца и учителя. Чипка увидел это. Закипело его сердце. Он начал кричать: “Братцы!

Не дадим глумиться над нами! Не дадим издеваться над дедом! Идем, братья! Тимофей!

Петр! Яким! Собирайтесь вместе!

Не дадим, братья!”. Кричал, пока его солдаты не схватили и не отстегали. Здесь он увидел настоящую цену и давнему товарищу Грицку, и нынешним.

Больше всего же задела его несправедливость и надругательство над ним самим и над народом. “Ой! Дорогой ценой заплатят они за это! За те слезы, за ту кровь, что сегодня невинно пролита… будут они вовек мучаться, в суде мордоваться!” – говорит Чипка.

Здесь у него и вызревает план мести: “Станем лучше такими людьми, как все, – примемся за работу, днем будем работать… а ночь-матушка – и научит, и скажет, где наше лежит…”. Чипка мирится с матерью, идет к соседнему господину на заработки молотильщиком. Вместе с матерью починил дом, обновлял свое хозяйство. И будто бы забыл о воровском обществе.

Но по ночам стал пропадать. А как последствия – слухи по селу о разбоях и кражах. В тех разбойничьих странствиях и завело его на москалей хутор, где он опять встретился со своей любовью – Галей. Они обвенчались.

Вот только условие Галя поставило нелегкое – бросить разбойничество. И все же Чипка на время принял это решение. Бракосочетание принесло и богатство, и счастье.

С богатым Чипкой иначе начало вести себя и начальство, и простое крестьянство. К тому же он отмечался добротой – помогал в беде. Не чудо ли, что во время первых выборов в земство община выдвинула его в выборщики, а затем в гласные, даже в члены управы попал.

На выборах он держался за крестьянство, советовал “каждому себя беречь, не даваться опять господам в руки”. Избранный в члены управы, “клялся Чипка обществу служить – собирался добро делать”, а “давнее забыть и следует его загладить”. Быстро опомнились господа-земцы, повернули закон на свою сторону – и вывели Чипку из управы.

Его жалоба губернатору ничего не изменила. И опять: где же правда в мире? Это уже было последней каплей, которая переполнила все и вывела Чипку на путь слепого разбоя.

Он стал вожаком разбойничьей шайки. Разжигает себя водкой, чтобы легче было убивать, и грабит всех подряд.

Последнее ограбление – вырезал всю семью казака-крестьянина. Грабежи, убийства, сводят на нет его протест, кровь затерянных жертв, смерть невинных людей неисправимым клеймом запятнают Чипку. Из правдоискателя он превратился в обычного криминального преступника.

Следовательно, самые благородные порывы перечеркиваются преступлением. Неумение найти настоящие пути борьбы против угнетателей и обидчиков, “кривая тропинка” бунтарства и сделали Чипку “пропащей силой”.



Чипка – страстный искатель правды (по роману “Разве ревут волы, как ясли полны?”)