Человек в эпоху сталинизма. (По рассказам В. Шаламова)



Человек в эпоху сталинизма. (По рассказам В. Шаламова)

Душу я не сдам…
В. Шаламов
ХХ век… Он войдет в историю человечества как век, объявивший войну людям и всему живому, а Гитлер со Сталиным будут названы великими инквизиторами. Но именно сталинизм проявил свою последовательность в отношении к простому человеку.

В 1937 году он превратил крестьянина и ученого, рабочего и врача в узника ГУЛАГа, раба.
Завесу секретности, под которой долгое время был скрыт ГУЛАГ, приподнимает “лагерная” литература. Из “Колымских рассказов” В. Шаламова мы узнаем о судьбах жертв того времени. Сделав документальность основой своего письма, автор с большой художественной силой воссоздает как бы два лагеря в стране: один – колымский, другой – на воле.

Сам писатель неоднократно утверждал, что читатель ХХ века устал от выдуманных рассказов и что “новая” проза должна основываться на факте.
Если погрузиться в мир, рисуемый автором, становится очень больно и страшно. Ведь перед нашими глазами буквально вспыхивают ужасные картины советских лагерей, в которых

процветали беззаконие, бесчеловечность, насилие над “своими”. При этом очевидно, что многочисленные гулаговские детали: бараки, лозунги о труде (“деле чести, доблести и геройства”), доносы и приговоры без суда и следствия – составляют слепок жизни страны в целом. Мир В. Шаламова трагичен, но, что примечательно, автор не претендует на роль судьи.

Напротив, доверительность и неспешность повествования, лаконизм и отсутствие патетики – вот характерные черты писательской манеры Шаламова.
Единственное, к чему он был непримирим, так это к политическим спекуляциям на лагерной теме. В рассказах “Плотники”, “Артист лопаты” и других автор выражает свое несогласие с представлением о том, что в советских лагерях люди истово и радостно трудились “на благо Родины”. “Лагерь был местом, где учили ненавидеть физический труд, ненавидеть труд вообще”.
При этом писатель не забывал своей главной задачи: изобразить человека в ситуации “зачеловечности”, когда искажаются такие вечные понятия, как дружба, любовь, жизнь. А ведь именно человеческая жизнь в “Колымских рассказах” подчас ничего не стоит, и спасти ее может только случай. Хотя в то же время свое существование в лагере можно было изменить: стать доносчиком.

Но для Шаламова это было совершенно неприемлемо. Таким образом, ясно, что для его героев существовало только два пути: духовное падение (“Моральные барьеры отодвинулись куда-то в сторону”) и духовное возрождение человека в лагере (“Душу я не сдам”).
Центром же моего анализа будет рассказ “Лида”, который запомнился мне больше всего. Как обычно у Шаламова, сюжет прост и вместе с тем внутренне драматичен. Молодая девушка, “бытовичка”, спасаясь от домогательств своего начальника, делает попытку лечь в больницу.

Благодаря бескорыстной помощи фельдшера Криста, она сумела остаться в больнице и стала работать в учетной части. Через два года уже “никто”, кроме фельдшера, и “не помнил, как положили девушку в больницу. Нужно было узнать, помнит ли это Лида”.

Случай вскоре представился. Так как девушка печатала документы на освобождение, Крист попросил ее пропустить букву “т” в графе его судимости. Эта буква фактически ставила вечное клеймо на человеке: “троцкистов” на воле долго не держали, а арестовывали вновь.

Несмотря на огромный риск, Лида сделала это, и, что примечательно, слов благодарности она не услышала. “За такое – не благодарят”. Когда-то Крист спас ей жизнь, теперь она отплатила ему тем же.
В результате, раздумывая над человеческими отношениями в эпоху гулаговского мира, В. Шаламов делает вывод: “В лагере виноватых нет. Если не ты, то тебя…” Я же при всей благодарности писателю за его книги не могу согласиться с таким мнением. И оппонентом Шаламова мне представляется А. И. Солженицын, который не снимает вины с человека, попадающего в лагерь.
Рассказ “Один день Ивана Денисовича” был задуман автором на общих работах. “Я таскал носилки с напарником и подумал, как нужно бы описать весь лагерный мир одним днем”. Главный герой Шухов стал для нас символом противостояния фашизму по-советски. Он обвиняет всей своей судьбой честного крестьянина и воина, попавшего из немецкого плена в свой.

Так что же помогло герою выжить? Не лизание тарелок и доносы, а работа, живучесть.
Если в рассказах В. Шаламова труд уродует человека, убивает его, то у А. Солженицына работа – некое спасение. Не случайно Иван Денисович, как и всякий настоящий русский крестьянин, – на все руки мастер. Отказываясь от судьбы красилей, добывающих легкий хлеб, Шухов, однако, готов работать даже после сигнала о конце рабочего дня. О любви и уважении героя к труду говорит и его отношение к инструментам: у него есть иголка (большая редкость в лагере), он прячет хороший мастерок и не может выбросить в снег кусок ножовочного полотна, потому что это будущая работа и хлеб.

Можно сказать, что Шухов спасает себя сам, спасает трудом, народной правдой, мудростью. И в этом я вижу главное отличие прозы В. Шаламова от произведений А. Солженицына: у последнего остается вера в человека.
Заканчивая сочинение, не могу не признаться, что весь ужас фашизма в его разнообразных проявлениях я поняла и оценила, именно прочитав “Колымские рассказы” и “Один день Ивана Денисовича”.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Человек в эпоху сталинизма. (По рассказам В. Шаламова)