Борьба в литературе XVII века

Классицизм был главным, но не единственным направлением во французской литературе XVII в. В кругах общества, оппозиционных абсолютной монархии, развивались и другие литературные направления. Появлялись произведения, высмеивающие педантизм, чопорность академической и придворной литературы. Еще в 20-х годах XVII в. вышел роман Шарля Соре-ля “Правдивое комическое жизнеописание Франсиона”; в нем описывались приключения бедного дворянина, скитавшегося по Франции. Бытовые сценки из жизни горожан и крестьян, комические, порой грубоватые зарисовки, язык, не чуждавшийся просторечия,- все это шло вразрез с требованиями поборников аристократической литературы.

Низменное и обыденное Сорель сознательно противопоставлял выспоренному и изысканному.

По тому же пути шел и Поль Скаррон, автор “Комического романа”, повествовавшего о странствиях бродячей труппы актеров. В произведениях писателей-“вольнодумцев”. хотя еще и несмело и приглушенно, но уже слышался демократический протест против абсолютизма и его искусства. Но еще более резким атакам, чем классицистов, подвергали Сорель и его единомышленники так называемую “прециозную литературу”, культивируемую в аристократических салонах.

В борьбе против прециозников писатели демократического толка объединялись с классицистами. Центром аристократической литературной оппозиции был салон маркизы Рамбулье в Париже. Там собирались авторы слащавых идиллий и пасторалей, галантных любовных романов, вычурных сонетов. Прециозники одевали своих литературных героев в пастушеские наряды, уводили их в далекое средневековье, стремясь отгородить читателя от современности.

Прошлое они противопоставляли настоящему, мирок придворных любовных похождений – миру настоящих дел и чувств. Идеалом жеманных дам был изящный пастушок Селадон, герой романа д’Юрфе “Астрея”, кавалер в маскарадном костюме, отдавший всю жизнь любовному служению. Путеводителем в царстве галантной любви служил для жеманниц и их поклонников-селадонов роман госпожи де Скюдери “Клелия”. К роману этому автором была приложена “Карта страны, именуемой Нежность” с подробными примечаниями к ней.

Здесь можно было запастись сведениями о запутанных дорогах этой страны: когда делать привал в селении Амурных записок или Любовных услуг, как избежать дорог, ведущих к холодному озеру Безразличия.

Все было условно в прециозных романах. Декорации и иносказания подменяли реальную обстановку и живые образы. Галантные поэты и их великосветские покровительницы изъяснялись и в произведениях, и в жизни на вычурном и манерном великосветском жаргоне.

Живой, естественный язык не допускался в их кругу.



Борьба в литературе XVII века