Биография Толстого Мысль семейная (Толстой Лев Н.)

К 1873 году жизнь писателя стала размеренной, почти лишенной внешних событий. Толстой был полон сил, готов к большой работе, а главное, нашел тот жизненный материал, в котором мог органически воплотить свои мысли, переживания, философские воззрения.

В 1873 году Толстой перечитывал Пушкина. Об этом есть свидетельства в его письмах. Так, он писал в одном из них:

“Давно ли вы перечитывали прозу Пушкина? Сделайте мне дружбу – прочтите с начала все Повести Белкина.

Их надо изучать, изучать каждому писателю.

Я на днях это сделал и не могу вам передать того благодетельного влияния, которое имело на меня это чтение”.

Новый роман, по словам Толстого, “пришел мне невольно и благодаря божественному Пушкину, которого я случайно взял в руки и с новым восторгом перечел всего”.

На первый взгляд, странная связь между пушкинской прозой и романом “Анна Каренина”! Но Толстой ощущал, что “заразился” от великого поэта свободой и силой художественной правоты, которая сама собою вызывала порыв к работе. “Повести Белкина” стали, по его признанию, тем последним толчком, который побудил его взяться за новый роман, “как будто разрешил все сомнения”.

Толстой писал произведение такого типа, который Пушкин называл “свободным романом”. Именно за внутреннюю свободу автора “Анну Каренину” называют “самым пушкинским” из романов Толстого. Кстати, в романе присутствует образ дочери Пушкина Марии Александровны Гартунг: именно с нее написал Толстой внешность Анны. Можно считать эту деталь такой же случайностью, как мимолетная встреча Толстого с Марией Александровной на балу в Туле.

Однако следует помнить, что, когда речь идет о великих произведениях, случайностей не бывает.

Первые замыслы сюжета возникли у Толстого в 1870 году. Но к работе над романом он приступил только в 1873 году. Работа пошла быстро, и уже осенью этого года Софья Андреевна записывала: “Роман “Анна Каренина”, начатый весною, тогда же был весь набросан.

Все лето, которое мы провели в Самарской губернии, он не писал, а теперь отделывает, изменяет и продолжает роман”.

Вместе с началом работы прекратились подробные записи в дневнике: Толстому опять достаточно было для самовыражения художественного текста. “Я все написал в “Анне Карениной”, – говорил он тогда, – и ничего не осталось”.

В 1875 году первые главы “Анны Карениной” были опубликованы в журнале “Русский вестник”, где роман печатался до 1877 года.

Как и в начале работы над “Войной и миром”, Толстому казалось, что в течение года он завершит свой труд. Но впереди были пять лет труда – с большими перерывами, с многочисленными вариантами, со взрывами отчаяния и приливами вдохновения… Пока писался роман, подряд умерли трое маленьких детей Льва Николаевича и Софьи Андреевны: годовалые Петр и Николай и новорожденная девочка, прожившая всего несколько часов.

Несмотря на то что у Толстых осталось пятеро детей, настроение в Ясной Поляне было подавленное.

В то время Лев Николаевич писал А. А. Толстой:

“Моя Анна надоела мне, как горькая редька, я с нею вожусь, как с воспитанницей, которая оказалась дурного характера”.

Всех своих героев писатель воспринимал как живых людей и силой своего таланта делал их таковыми для читателей.

Образ Константина Левина во многом автобиографичен. Даже его фамилия образована от имени Толстого, а левинское имение Покровское в точности повторяет яснополянский дом. Не говоря уже о более существенных деталях сходства между героем и его автором: ведь это сам Толстой, будучи счастливым помещиком, мужем и отцом, боялся брать с собой в лес ружье, чтобы не застрелиться…

Софья Андреевна говорила шутя: “Левочка, ты – Левин, но плюс талант. Левин – нестерпимый человек”.

Роман с самого начала задумывался многомерным, с участием десятков персонажей. Но весь он был проникнут единой мыслью – о свободе и ее реальном, жизненном, воплощении. Толстой писал об изначальной свободе человеческих чувств и об ограничениях этой свободы, установленных Богом и воспринятых людьми в результате осмысления своей жизни.

Эта мысль не утрачивается, а проясняется на протяжении всего романа. Самой своей глубиной она не допускает однозначных толкований, банального морализаторства, делает героев романа не выразителями расхожих мнений, а живыми людьми, вызывающими читательское понимание и сочувствие.

Называя эту мысль “мыслью семейной”, Толстой не ограничивал себя историями нескольких русских семейств – Карениных, Левиных, Облонских. В них, как небо в каплях дождя, должна была отразиться вся Россия с ее внутренним разладом, “мучительной неправдой” жизнеустройства, которые остро чувствовал великий художник. Оттого так неоднозначны события и характеры в “Анне Карениной”, оттого право судить героев Толстой оставляет только Богу: “Мне отмщенье, и Аз воздам”.

В 1878 году, когда окончательный вариант романа уже готовился к печати, Толстой вписал в рукопись эпиграф к первой части:

“Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по – своему”.

Далее следовало начало первой главы:

“Все смешалось и спуталось в доме Облонских”.

Затем, соединив эти фразы чертой и изменив вторую из них, писатель слил эпиграф с текстом. Таким образом было создано блистательное по своей лаконичности двойное вступление в роман – философское и событийное.

Успех нового романа у читателей в каком-то смысле превзошел даже успех “Войны и мира”. По словам А. А. Толстой, каждая новая глава ожидалась с горячим нетерпением и “подымала все общество на дыбы, и не было конца толкам, восторгам, и пересудам, и спорам, как будто дело шло о вопросе, каждому лично близком”.

Мнение критики, как обычно, было не столь однозначным. Издатель “Русского вестника” Катков даже отказался печатать эпилог – из-за несогласия с мнением Толстого о помощи Сербии. Некто Авсеенко, из “реакционного” лагеря, утверждал, что граф Толстой, принадлежа к школе “чистого искусства”, написал роман прежде всего великосветский, – и восхищался этим фактом.

Некто Ткачев, уже из лагеря “демократического”, соглашался с мнением Авсеенко, однако оценивал “салонное художество” Толстого отрицательно.

Некрасов охладел к своему любимому автору после выхода “Анны Карениной”; Салтыков-Щедрин резко отзывался об “аристократическом и антинигилистическом” романе.

Великим художественным произведением без оговорок назвал “Анну Каренину” только Достоевский. В своем журнале “Дневник писателя” за 1877 год он, уступая пальму первенства Толстому, написал:

“”Анна Каренина” есть совершенство как художественное произведение… и такое, с которым ничто подобное из европейских литератур в настоящую эпоху не может сравниться”.

После “Анны Карениной” Толстой окончательно утвердился в сознании российской и мировой общественности как величайший русский писатель.



Биография Толстого Мысль семейная (Толстой Лев Н.)