Биография Толстого Детство и отрочество. Москва



(1828-1910)

“Все Я… все проявления… довольно проявлений…” – слова, которые произнес Толстой в последние минуты своей жизни. Что означают они?

Он жил многими жизнями.

“Что такое я? Отчего я? Разум ничего не говорит на эти вопросы сердца. Отвечает на это только какое-то чувство в глубине сознания. С тех пор, как существуют люди, они отвечают на это не словами, то есть орудием разума, частью проявления жизни, а всей жизнью”.

Проявления – это все, что Толстой говорил и писал в своей жизни.

Проявления – это бесчисленные

его герои, которыми становился он сам, когда их создавал. Проявления

– это изменения, которые Толстой ощущал в себе много раз на протяжении жизни.

И смерть стала проявлением. Толстого похоронили, как он и завещал, недалеко от яснополянского дома, на краю оврага в лесу – на том месте, где зарыта “зеленая палочка”.

В детстве он услышал от старшего брата Николеньки придуманную им легенду – будто существовали на земле “муравейные братья”, знающие тайну, как людям быть счастливыми и любить друг друга. “Эта тайна была, как он нам говорил, написана им на зеленой палочке, и палочка

эта зарыта у дороги на краю оврага “Старого заказа”, – вспоминал Толстой.

Смерть соединила его с “зеленой палочкой”. Тайна, записанная на ней, оказалась выраженной во всех его словах, сказанных и написанных для людей при жизни.

“Слова умирающего особенно значительны”, – писал Толстой в своем дневнике.

Есть несправедливость в нашем отношении к Толстому. Мы принимаем его творчество как некий результат, дарованный ему судьбой и небесами. И редко думаем о том, что главное свершение этого человека – его собственная жизнь.

Тринадцать томов составляют дневники, в которых первая запись сделана восемнадцатилетним юношей, последняя – умирающим стариком. Тринадцать томов описывают огромный, каждодневный труд самовоспитания и самонаблюдения.

Лев Николаевич Толстой родился 28 августа 1828 года в имении Ясная Поляна в семье отставного подполковника графа Николая Ильича Толстого и Марии Николаевны Толстой, урожденной княжны Волконской. Ко времени его рождения у Толстых уже было трое сыновей: Николай (1823), Сергей (1826) и Дмитрий (1827).

Единственная сестра Льва Николаевича, Мария, родилась 2 марта 1830 года. К этому году принадлежит и самое большое горе, отголоски которого Толстой ощущал всю свою жизнь: ему еще не минуло двух лет, когда внезапно, от горячки, умерла мать. Это было его первое столкновение со смертью самого близкого человека. Двухлетний мальчик не был “испорчен” взрослым пониманием смерти: человек смертен, следовательно, может и должен умереть.

Чувствительный ребенок не мог смириться с исчезновением матери. После Марии Николаевны, как это ни странно, не осталось ни одного портрета, и светлый материнский образ хранился лишь в детском воображении. В яснополянском парке, недалеко от въездной дороги, есть холм.

На этом месте Толстой, еще будучи ребенком, однажды почувствовал присутствие души матери – и ходил сюда на встречу с нею на протяжении всей жизни, до последних своих лет.

Его воспоминания о младенчестве непредставимы для обычной человеческой памяти. В “Первых воспоминаниях” он описал свои ощущения того времени, когда его пеленали, купали в корыте, описал тогдашние впечатления от окружавших его людей. И в этих словах нет вымысла.

Наоборот, Толстой словно тяготился тем, что вымысел неизбежно вкрапляется в его художественное произведение – автобиографическую трилогию “Детство”, “Отрочество”, “Юность”. Поэтому он вновь и вновь обращался к прямым воспоминаниям, старался докопаться до самых истоков памяти, чтобы восстановить подлинные события. “Первые воспоминания” и дневниковые записи, в соединении с автобиографической трилогией, являют собой такую картину душевного развития человека, равной которой литература не знает.

В 1837 году, зимой, Толстые переехали из Ясной Поляны в Москву и поселились на Плющихе (ныне дом 11).

“Был хороший день, и я помню свое восхищение при виде московских церквей и домов, – восхищение, вызванное тем тоном гордости, с которым отец показывал мне Москву”, –

Писал впоследствии Толстой в “Воспоминаниях”. Переезд в Москву был связан с необ-ходимостью получения детьми дальнейшего образования: познаний гувернера Федора Ивановича Ресселя (изображенного в “Детстве” под именем Карла Ивановича Мауера) было уже недостаточно.

Отец семейства, Николай Ильич Толстой, в марте 1837 года купил еще одно имение

– Пирогово в Тульской губернии с 472 душами крестьян. Впоследствии злые языки обвинили его в нечестности при заключении сделки и даже в воровстве шкатулки с ценными бумагами. Узнав об этом, граф в один день покрыл на лошадях расстояние от Москвы до Тулы, чтобы на месте защитить свое честное имя.

У дома А. А. Темяшева – человека, у которого было куплено имение, Николай Ильич умер “от кровяного удара”. Это случилось 20 июня 1837 года. Лишь в 1841 году невиновность графа Толстого была полностью доказана.

Дети остались круглыми сиротами. Опекуншей малолетних Толстых стала их тетка по отцу, графиня Александра Ильинична фон дер Остен-Сакен. Но ее опекунство было, скорее, формальным юридическим фактом.

Близким и родным человеком, отчасти заменившим родителей, стала для детей их дальняя родственница, жившая в семье отца, тетушка Татьяна Александровна Ергольская. В воспитании детей она сыграла главную и незаменимую роль. Они любили ее, делились с нею горестями и радостями и не чувствовали себя по-сиротски покинутыми.

Лев Толстой сохранил теплые отношения с тетушкой до самой ее смерти в 1874. Его письма к ней напоминают горячие и искренние исповеди. Тетушка всегда отвечала ему пониманием и любовью.

Т. А. Ергольская полностью посвятила себя воспитанию детей. Она следила за их образованием, которым занимался уже новый гувернер француз Сен-Тома (в повести “Отрочество” изображенный под именем Сен-Жерома). Вместе с тетушкой братья Толстые посещали Большой театр, делали визиты многочисленным знакомым и родственникам – словом, узнавали жизнь высшего московского света, что было естественно для обладателей графского титула.

Летом 1838 года младшие дети Лев, Дмитрий и Мария в сопровождении Ергольской переехали в Ясную Поляну. Только через год они ненадолго навестили Москву: приезд был связан с поступлением старшего брата Николая на философский факультет Московского университета.

К этому времени относится интересное событие: один из товарищей братьев Толстых, гимназист Володя Милютин, объявил, “что Бога нет и что все, чему нас учат, одни выдумки”. Впоследствии Толстой вспоминал:

“Помню, как с братья заинтересовались этой новостью, позвали и меня на совет, и мы все, помню, очень оживились и приняли это известие как что-то очень занимательное и весьма возможное”.

Примечательный факт, свидетельствующий о том, что размышления о Боге, о присутствии веры в душе зародились у Толстого с самого детства и не покидали его всю жизнь.

Ко дню именин Ергольской в 1840 году Толстой написал стихотворение. Судя по отзыву гувернера Сен-Тома, отмечавшего благородность чувств автора, этот стихотворный опыт был не первым.

После смерти графини Остен-Сакен попечительницей малолетних Толстых стала сестра отца П. И. Юшкова, жившая в Казани, куда дети и переехали в 1841 году. Брат Николай перешел из Московского университета в Казанский, туда же на философский факультет поступили в 1843 году Сергей и Дмитрий.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Биография Толстого Детство и отрочество. Москва