Биография Пастернака смерть поэта (Пастернак Б. Л.)

За рубежом тем временем поднялась волна поддержки опального поэта: крупнейшие художники мира выступили в защиту автора “Доктора Живаго”. Джавахарлал Неру лично обратился к Хрущеву с просьбой оградить Пастернака от нападок, дать гарантии его без-опасности. Только после этого такие гарантии были получены, и травля несколько поутихла. Серьезную моральную поддержку оказывали и письма, приходящие из разных уголков родной страны и всего мира.

В один день приходило до полусотни посланий со словами одобрения, поддержки, восхищения. Отвечать на все уже не представлялось возможным, однако Пастернак самоотверженно старался ответить хотя бы на некоторые из них. Благодаря переписке в этот момент у него завязывается настоящая “эпистолярная дружба” с писателями-эмигрантами Б. Зайцевым, Ф. Степуном, Борис Леонидович регулярно обменивается посланиями с Жаклин де Пруайар – переводчицей и исследовательницей его творчества, ставшей литературным агентом поэта за рубежом.

Новый скандал разразился, когда в эмигрантской газете “Новое русское слово” без согласия автора был опубликован очерк “Люди и положения”, а в газете “Daily Mail” – стихотворение “Нобелевская премия”:

Я пропал, как зверь в загоне.

Где-то люди, воля, свет,

А за мною шум погони,

Мне наружу ходу нет.

Пастернак был вынужден на время покинуть Переделкино. 20 февраля 1959 года он с женой улетел в Тбилиси, где две недели жил в доме Нины Табидзе. Однако по возвращении домой в середине марта его вызвали к генеральному прокурору Р. Руденко, где поэту было предъявлено обвинение в государственной измене и запрещено любое общение с иностранцами. Финансовые затруднения заставили Пастернака обратиться к властям с просьбой получить из-за границы хоть небольшую часть гонорара за свои произведения, причем он выразил готовность 10 тысяч долларов перечислить Литературному фонду.

Однако в ответ было выдвинуто требование все средства перевести в Москву на счет Все-мирного совета мира – пропагандистской организации, ведущей свою деятельность за рубежом.

В такой обстановке Пастернак задумал написать новую вещь – на этот раз драму о судьбе талантливого крепостного актера и драматурга накануне отмены крепостного права, проводя в ней скрытые параллели между двумя эпохами, судьбами художников середины XIX и середины XX столетия. Пьеса получила название “Слепая красавица”: по-блоковски образ героини, матери художника, ослепшей в результате несчастного случая, соотносился с образом великой и несчастной России.

Замкнутая жизнь поэта несколько успокоила власти. К нему стали поступать задолженные гонорары, был подписан договор с издательством на перевод мистерии Кальдерона “Стойкий принц”, на театральные афиши вернулось имя переводчика. В конце января 1959 года были дописаны заключительные стихотворения книги “Когда разгуляется”, впрочем, надежд на публикацию почти не было.

Весной 1960 года смертельная болезнь приковала Пастернака к постели: она началась еще зимой с болей в спине, кардиограмма показала инфаркт, а дальнейшие анализы подтвердили и еще один диагноз – рак легких. Поэт стоически принял это известие, будучи уже внутренне к нему готовым: чувство исполненного долга, доверие к жизни и поддержка близких людей помогали ему мужественно переносить физические и душевные муки. 30 мая 1960 года Б. Л. Пастернака не стало. Последними были его слова:

“Что-то я глохну. И туман какой-то перед глазами. Но ведь это пройдет? Не забудьте завтра открыть окно…”



Биография Пастернака смерть поэта (Пастернак Б. Л.)