Биография Панферов Федор Иванович



(1896-1960)

Панферов Федор Иванович (1896-1960), русский писатель. Родился 20 сентября (2 октября) 1896 в с. Павловка Саратовской губ. в семье крестьянина-бедняка, с 10 лет работал в родном селе подпаском, затем в городах Поволжья, куда гнал его голод, “мальчиком” в купеческой лавке, подсобным рабочим. Недолго проучившись в Вольской учительской семинарии, после Октябрьской революции занимался советской и хозяйственной деятельностью, редактировал уездную газету, работал в уездном комитете РКП(б), в им же созданной сельхозкоммуне (1920).

В 1923-1925 учился в Саратовском университете. В 1924-1931 редактировал “Крестьянский журнал” (Москва), регулярно выступая со злободневной публицистикой.
Уже с 1920-х годов “пролетарский писатель”, “развернувший с пролетарских позиций острую критику частнособственнических деревенских отношений”, Панферов состоит в руководстве РАПП, с 1931 до конца жизни (с небольшими перерывами) – главный редактор “рапповского” журнала “Октябрь”.
Первый его рассказ Перед расстрелом (1918) опубликован в саратовском журнале “Горнило”. Писал

пьесы для крестьянских театров о социалистических преобразованиях на селе – Дети земли (1920), Пахом (1923), Мужики (1924), Бунт земли, Развал (обе 1926); очерковые книги Береговая быль, От деревенских полей (обе 1926), На реке Цне, В предутреннюю рань (обе 1927).
Наиболее значительное произведение Панферова – роман Бруски (кн. 1-4, 1928-1937), разросшийся в эпопейное полотно из небольшого очерка Огневцы, многократно переиздававшийся и получивший мощную поддержку всех сторонников скорейшей коллективизации села, преодоления инстинкта собственничества, “власти земли”, “идиотизма деревенской жизни” и прочих составляющих векового бытия традиционного русского крестьянства. “Боевым донесением из деревни, содрогающейся от внутренней борьбы”, назвал роман Панферова А. В. Луначарский; “энциклопедия” деревенской жизни – вторили критики. В этих оценках отмечалось, с одной стороны, знание автором жизни села, ощущение изменчивости его эмоционально-мировоззренческой “ауры” (сцены отчаянного разгула мужичьей стихии и забоя скота в канун коллективизации; психологически убедительный образ “середняка” Никиты Гурьянова, мечтавшего о земле, где нет коллективизации, и этим предвосхитивший существенный мотив поэмы А. Т. Твардовского Страна Муравия), а с другой – тенденциозная заданность “полярной” расстановки образов (привлекательные бескорыстием, альтруизмом и убежденностью вожаки колхозного движения, “новые” люди большевик Степан Огнев, кустодиевский богатырь, быстро перековавшиеся крепкий хозяин Кирилл Ждаркин и бывший “подкулачник” бедняк Шленка – и их антагонисты, сатирически обрисованные скупцы-индивидуалисты, представители мира наживы, кулаки Егор Чухляев, Илья Плакущев, Маркел Быков).
Неоднозначными явились для литературной общественности “сырой”, долитературный, колоритно-“необлизанный” (А. С. Серафимович) и вычурно-корявый, манерно-натужный (М. Горький) язык романа (с новообразованиями типа “базынить” и нутряными пейзажами наподобие: “Земля томилась, как баба, вышедшая из горячей курной избы”), натуралистическая грубость многих сцен, перенасыщенность персонажами и калейдоскопичность повествования, акцент на “докультурном”, “животном” начале в естественном человеке из народа.
Пророческим оказалось опасение Горького, активного участника острой полемики начала 1930-х годов вокруг Брусков, выросшей в одну из самых значительных в истории советской литературы “дискуссию о языке”, относительно “неспособности” или “нежелания” учиться их самобытного автора. Роль литературного вождя, члена правления Союза писателей СССР с 1934, депутата Верховного Совета СССР с 1946 и руководителя одного из крупнейших советских литературно-публицистических журналов хотя и не исказила, судя по ряду воспоминаний, доброй и по-своему порядочной натуры Панферова, оказавшего поддержку многим литераторам и не запятнавшего себя доносительством даже в самые провокационные годы, но и не способствовала совершенствованию его художественного мастерства.
Поверхностная описательность, лозунговая риторика, ходульность образов, сюжетный мелодраматизм и фабульная неправдоподобность, частично проявившиеся уже в Брусках, а также стилистические бесцветность, “клишированность” и неряшливость стали характерными признаками большинства последующих произведений Панферова, неизменно конъюнктурно-злободневных и отвечавших каждому зигзагу “генеральной линии”.
Автор трилогии о Великой Отечественной войне и послевоенном строительстве Борьба за мир, 1945-1947; В стране поверженных, 1948; Государственные премии СССР, 1948, 1949; Большое искусство, 1954); трилогии Волга-матушка река, обращенной к проблемам сельского хозяйства (Удар, 1953; Раздумье, 1958; Во имя молодого, 1960).
В творческом наследии писателя очерки из жизни тыла и фронта, военные повести Своими глазами (1941) и Рука отяжелела (1942), пьесы 30-й год (1935), Жизнь (1939), посвященные любимым героям Панферова – крестьянам-волжанам, и Когда мы красивы (1952), вызвавшая отрицательные оценки критики за эстетическое безвкусие, автобиографическая повесть Родное прошлое (1956), Сказания о Поволжье (1957), публицистические и литературно-критические статьи.
Умер Панферов в Москве 10 сентября 1960.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Биография Панферов Федор Иванович