Биография Ковалевская Софья Васильевна. Часть 3. (*Общие критические статьи)



Повесть “Нигилист” осталась незавершенной. С содержанием ненаписанных частей произведения Ковалевская незадолго до своей смерти познакомила Эллен Кей: “Чернышевский из своей неизвестности стал внезапно знаменит в кругах молодежи, благодаря своему социальному революционному роману “Что делать?”. На веселой пирушке его приветствовали как надежду и вождя молодежи.

Он вернулся в свою маленькую мансарду, где живет со своей красивой молодой женой. Она спит, когда он возвращается домой. Он подходит к окну и смотрит вниз на

спящий Петербург, где еще мерцают огни.

Он про себя говорит с громадным, ужасным городом, который еще является приютом насилия, бедности, несправедливости и угнетения, но он завоюет его; он вольет в него свой дух; постепенно все начнут думать его мыслями, как это делала молодежь. Ему особенно вспомнилась молодая одухотворенная девушка, которая с горячей симпатией отнеслась к нему, он начал мечтать, но отрывается от мечтаний и идет поцеловать свою жену, чтобы таким образом разбудить ее и сообщить ей о своем триумфе, и в этот момент раздается резкий стук в дверь. Он открывает – и оказывается перед жандармами,

которые пришли арестовать его”.

В этом рассказе видны явные несоответствия как с содержанием повести “Нигилист”, так и с действительными фактами (например, Чернышевский был арестован не ночью, а днем 7 июля 1862 года, его роман “Что делать?” был написан после ареста, в Петропавловской крепости, и т. п.). Вполне возможно, что Эллен Кей не совсем точно изложила то, о чем ей говорила Ковалевская. А может быть, Софья Васильевна сознательно решила изменить реальные факты и именно таким образом построить сюжет своего произведения.

Это в конце концов не столь важно. Главное, что как в написанных главах повести, так и в ее замысле Ковалевская стремилась передать основную суть происходивших событий и правдиво нарисовать образы революционеров. И это ей удалось.

Но самым значительным произведением Ковалевской, вне всякого сомнения, являются ее “Воспоминания детства”, опубликованные сначала в 1889 году на шведском, а в следующем году на русском языке.

“Воспоминания детства” – это не просто мемуарное, а, прежде всего, высокохудожественное произведение, написанное в лучших традициях русской автобиографической прозы, в чем-то близкое “Детству” и “Отрочеству” Л. Н. Толстого и “Детским годам Багрова-внука” С. Т. Аксакова.

“Воспоминания” – это живой, непосредственный рассказ Ковалевской о своем детстве, о своих первых жизненных впечатлениях. Перед читателем проходят тонко и поэтически написанные картины жизни богатой дворянской усадьбы, быт и нравы ее обитателей, обстановка, в которой воспитывались сестры Корвин-Круковские.

Однако в центре внимания автора “Воспоминаний” находятся не бытовые зарисовки. Она стремится раскрыть процесс формирования личности ребенка, выросшего в дворянской среде, хочет попять и осмыслить те события, которые оказали влияние на становление его характера. И в этом отношении “Воспоминания детства”, на наш взгляд, несомненно перекликаются с первыми главами “Былого и дум” А. И. Герцена, с которыми Ковалевская наверняка была знакома.

Окружающая жизнь первоначально представлялась маленькой Соне счастливой и безмятежной, лишь изредка омрачаемой детскими обидами и огорчениями, По постепенно стал расширяться круг наблюдений маленькой героиня “Воспоминаний”, которая наминает замечать, что вокруг далеко не все так тихо и мирно, как ей представлялось сначала. Девочка становится невольной свидетельницей сцен крепостного быта, в поле ее зрения стали попадать фигуры запуганных и забитых дворовых крестьян, все чаще слышит она рассказы об острых классовых столкновениях между крепостными и их господами. Все это рождало в сознании ребенка мучительные вопросы о неустроенности жизни и о несправедливости человеческих отношений.

А потом наступило время, когда Соне стало ясно, что привычный уклад жизни, казавшийся ей вечным и незыблемым, постепенно разрушается. Она чутко уловила симптомы, свидетельствовавшие о непрочности помещичьего патриархального быта, который ее окружал. Ковалевская писала: “Жили себе жители Палибино мирно и тихо; росли и старились, ссорились и мирились друг с другом; ради препровождения времени спорили но поводу той или другой журнальной статьи, того или другого научного открытия, вполне уверенные, однако, что все эти вопросы принадлежат чуждому, удаленному от них миру и никогда непосредственного соприкосновения с их обыденной жизнью иметь не будут.

И вдруг, откуда ни возьмись, совсем рядом с ними объявились признаки какого-то странного брожения, которое, несомненно, подступало все ближе и ближе и грозило подточиться под самый строй их тихой, патриархальной жизни. И не только с одной какой-нибудь стороны грозила опасность; она шла как будто разом, отовсюду”.

Бурный вихрь новых событий захватил сестер Корвин-Круковских и в первую очередь старшую из них – Анюту, образ которой с глубокой любовью и нежностью обрисован Ковалевской. Автору “Воспоминаний” удалось показать, как складывался характер ее старшей сестры, прошедшей сложный путь поисков своего места в жизни, путь, который в конце концов привел ее в ряды защитников Парижской коммуны. Свою сестру Ковалевская обожала и относилась к ней в детстве с чувством восторженного благоговения. Разница в возрасте только вначале служила определенной преградой для их сближения.

Но очень скоро Соня стала ближайшей поверенной во всех делах Анюты и самым близким ее другом. Отныне они вместе мечтают о своем будущем, страстно желают посвятить себя борьбе за счастье и свободу.

В “Воспоминаниях детства” нарисованы выразительные портреты родителей, людей по-своему интересных, но занятых своей жизнью и мало уделявших внимания детям. Тепло и задушевно рассказала Ковалевская о дяде Петре Васильевиче, ставшем для нее близким и очень дорогим человеком. Как ни в одном другом произведении, в “Воспоминаниях” проявилось умение автора не только передать свои впечатления об увиденном, но и стремление осмыслить, понять окружающих ее людей, найти объяснение причин совершаемых ими поступков. В произведении Ковалевской нельзя не почувствовать глубокого сочувствия и сострадания автора к простым людям, с которыми ей довелось столкнуться.

Проникновенно написаны страницы “Воспоминаний”, посвященные няне, бедной девочке Феклуше, несправедливо обвиненной в воровстве, несчастной портнихе Марье Васильевне и другим.

Особое место занимают в книге Ковалевской главы, в которых рассказывается о знакомстве и встречах сестер Корвин-Круковских с Ф. М. Достоевским. Автору удалось уловить и запечатлеть многие характерные черты облика великого писателя, тонко подметить особенности его страстного и в то же время скрытно-сдержанного характера. Психологически достоверно рассказала Ковалевская о своей детской влюбленности в Достоевского и о том глубоком впечатлении, которое оставило в ее сознании общение с ним.

В “Воспоминаниях детства” с наибольшей полнотой проявились особенности писательского мастерства Ковалевской, для которого характерны были тонкая наблюдательность, глубокий психологический анализ чувств и переживаний героев, умение раскрывать их в диалектическом развитии, стремление автора разобраться в мотивах своих собственных поступков, критически взглянуть па себя со стороны. Манеру повествования Ковалевской отличает сдержанность и одновременно внутренняя взволнованность, которая захватывает читателя, погружает его в атмосферу описываемых событий, заставляет его проникнуться глубоким сочувствием к нравственным исканиям маленькой героини “Воспоминаний”.

В “Воспоминаниях детства” нашла отражение еще одна черта писательского дарования Ковалевской, которую А.-Ш. Леффлер назвала “замечательной прозорливостью”. Шведская писательница отмечала: “Одного отдельного слова, одного, по-видимому, совершенно незначительного эпизода, встреченного ею в жизни, было иногда достаточно для того, чтобы открыть ей связь между причиною и следствием и осветить перед нею историю всей жизни.

Она во всем искала связи, связи в мире мыслей, связи между событиями жизни, да она пробовала даже отыскать связь между законами мышления и явлениями жизни…

“Воспоминания детства” были восприняты с большим интересом и сочувствием как в России, так и за рубежом. Ковалевскую особенно тронули письма от совершенно незнакомых русских женщин, которые “настоятельно требовали” продолжения ее воспоминаний, “Эти письма,-сообщали она л. Н. Пыпину, одному из редакторов журнала “Вестник Европы”, где были опубликованы “Воспоминания детства”,- очень порадовали и действительно убедили меня приняться за продолжение: хочу описать еще по крайней мере годы ученья. Всякую свободную минутку я посвящаю теперь этому делу и если “Вестник Европы” пожелает поместить продолжение моих мемуаров, то я, вероятно, смогу доставить их к январю”.

Ковалевская действительно работала над продолжением своего произведения, о чем свидетельствуют главы, не вошедшие в основное издание “Воспоминаний детства”, большинство из которых были обнаружены в архиве писательницы и опубликованы только в наше время.

Особое место в творчестве Ковалевской занимают стихи. Интерес к поэзии у нее возник очень рано. В “Воспоминаниях детства” она писала: “Я страстно любила поэзию. Самый размер стихов всегда производил на меня такое чарующее действие, что уже с пятилетнего возраста я сама стала сочинять стихи”.

Свои поэтические произведения Ковалевская по предназначала для печати. Стихи служили ей средствам для непосредственного выражения чувств и настроений, которыми она хотела поделиться с близкими людьми. Но иной раз в стихотворениях отражались ее самые сокровенные думы: мысли об общественном долге, размышления о неразделенной любви, о чувстве одиночества, которое ее порой охватывало, воспоминания о светлых и грустных минутах жизни.

Стихи Ковалевской помогают лучше попять сложную и многогранную натуру женщины нелегкой судьбы, часто недовольной собой, мечтающей о счастье, о жизни, освещенной высокими идеалами.

Ковалевская оставила после себя довольно значительное литературное наследие. Помимо законченных произведений, в ее бумагах сохранилось немало всякого рода отрывков, набросков, свидетельствовавших о многочисленных замыслах, которые она намеревалась воплотить в самых различных формах: романах, повестях, очерках и т. п. Известно также, что еще в 1877 году Софья Васильевна опубликовала па немецком языке в одном из зарубежных изданий повесть “Приват-доцент”, которую она сама называла своим “первенцем” и, по свидетельству А.-Ш. Леффлер, собиралась вернуться к пей и вновь “серьезно обработать этот сюжет”1.

Одна-ко эту повесть пока разыскать не удалось.

Среди незавершенных произведений несомненный интерес представляют отрывок из романа, действие которого происходит на Ривьере и где в образе Званцева Софья Васильевна запечатлела черты своего близкого друга профессора Максима Максимовича Ковалевского, а также вступление и фрагмент первой главы романа “Vae victis” (“Горе побежденным”).

В предисловии ко второму шведскому изданию литературных произведений Ковалевской Эллен Кей отмечала, что Софья Васильевна намеревалась показать в “Vae victis” “бурный весенний взрыв молодой России наряду с историей любви отдельных лиц”.

К сожалению, роман этот, как и другие задуманные произведения, не был написан. 10 февраля 1891 года Софья Васильевна Ковалевская скончалась от воспаления легких.

Что же все-таки было главным в жизни С. В. Ковалевской – наука или литература? На этот вопрос трудно ответить однозначно. Иной раз свои занятия литературным творчеством Софья Васильевна иронически называла “каникулярным времяпрепровождением”.

Однако в данном случае она была не до конца искренней. Писать для нее было столь же необходимым долом, как и заниматься математикой. Отвечая на вопрос, как же ей удается совмещать в себе интерес к столь разным областям – литературе и отвлеченной науке,- Ковалевская писала: “Я понимаю, что вас так удивляет, что я могу заниматься зараз и литературой и математикой.

Многие, которым никогда не представлялось случая более узнать математику, смешивают ее с арифметикой и считают ее наукой сухой и aride. В сущности жt это наука, требующая наиболее фантазии, и один из первых математиков нашего столетия говорит совершенно верно, что нельзя быть математиком, не будучи в то же время и поэтом в душе. Только, разумеется, чтобы понять верность этого определения, надо отказаться от старого предрассудка, что поэт должен что-то сочинять несуществующее, что фантазия и вымысел – это одно и то же.

Мне кажется, что поэт должен видеть то, чего не видят другие, видеть глубже других. И это же должен и математик.

Что до меня касается, то я всю мою жизнь не могла решить: к чему у меня больше склонности – к математике или к литературе? Только что устанет голова над чисто абстрактными спекуляциями, тотчас начинает тянуть к наблюдениям над жизнью, к рассказам, и, наоборот, в другой раз вдруг все в жизни начинает казаться ничтожным и неинтересным, и только одни вечные, непреложные научные законы привлекают к себе. Очень может быть, что в каждой из этих областей я сделала бы больше, если бы предалась ей исключительно, но тем не менее я ни от одной из них не могу отказаться совершенно”.

Ковалевская прожила короткую, но яркую жизнь. Многое ей довелось пережить: научную славу и литературное признание, сомнения и неуверенность, недовольство собой и одиночество. Но, как писала А.-Ш.

Леффлер: “Коротка или продолжительна жизнь – это вопрос второстепенный; вся суть в том, насколько она богата содержанием – для себя и других. А при такой точке зрения жизнь Ковалевской длиннее жизни большинства людей. Она жила ускоренной жизнью, пила полною чашей из источника счастья и из источника горя”.

Почти сто лет отделяет нас от того времени, когда в самом расцвете творческих сил оборвалась жизнь Софьи Ковалевской. Но ее научное и литературное наследие не утратило своего исторического значения до наших дней. Исследования Ковалевской в области математики обогатили мировую науку, ее художественные произведения, отразившие бурную эпоху 60-70-х годов XIX века, явились яркой страницей в истории русской демократической литературы.

Советские люди с чувством глубокого уважения и любовью чтят великую дочь русского народа, выдающегося ученого, активного общественного деятеля, одаренного литератора, горячую патриотку, страстно мечтавшую видеть Россию свободной и счастливой.

Источники:

    С. В. Ковалевская избранные произведения / Составление, вступительная статья и примечания Н. И. Якушина Издательство : Советская Россия. Москва. 1982.- 352

    Аннотация: Софья Васильевна Ковалевская – выдающийся математик, активная общественная деятельница и талантливая писательница второй половины XIX века.

    В книгу вошли основные художественны произведения, написанные С. В. Ковалевской: “Воспоминания детства”, повести “Нигилистка”, “Нигилист”, очерк “М. Е. Салтыков (Щедрин)”, стихотворения.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Биография Ковалевская Софья Васильевна. Часть 3. (*Общие критические статьи)