Б. Пастернак



<

p>НОВЫЙ СБОРНИК АННЫ АХМАТОВОЙ
Недавно в Ташкенте в издательстве “Советский писатель” вышел сборник стихотворений Анны Ахматовой.
Давно любимые и действительные в любом подборе, сильные, ясные и глубокие стихи о русской жизни, треволнениях молодости, превратностях истории и красотах природы. Среди многочисленных дополнений – новинки о войне, вылившиеся по-иному, нежели знаменитые ахматовские строки о четырнадцатом годе, – стремительные, захватывающие стихотворения, написанные большим человеком с большой натуры.
Новый и благодарный повод к восстановлению облика славной писательницы с самого основания, в ее роли смелой обновительницы, уравновешивающей гигантское беспорядочно-одухотворенное воздействие преобразователя Блока чертами своего нового, до последних слов договоренного реализма.
Две кровопролитных войны, их следы чуть ли не на каждой странице, и между ними известный силуэт с гордо занесенной головой, – жизнь и деятельность несгибаемой, преданной, прямолинейной дочери народа и века, закаленной, привыкшей к утратам, мужественно готовой

к испытаниям бессмертия. Что еще прибавить к этому беглому перечню?
Наш глаз с удовлетворением отыскивает записи последних лет, тридцать девятого, сорокового и сорок первого, среди восхитительности остальных. Давнишняя ахматовская сжатость, плавность и свобода от принуждения – качества, отныне пушкинские до бесконечности после того, как они были пушкинскими в квадрате и в кубе в ее всегда побеждавшем творчестве.
1943
“ИЗБРАННОЕ” АННЫ АХМАТОВОЙ
Вышла избранная Ахматова. Сборник убеждает в том, что писательница никогда не умолкала и с небольшими перерывами всегда отзывалась на требованья времени.
Сборник сжат втрое против недавнего собрания “Из шести книг”. Он пополнен множеством нового. Эти вещи, в большинстве напоминающие живую и увлекательную манеру “Ивы”, последней книги Ахматовой, развивают ее особенность и вероятно восходят к новой современной поэме Ахматовой, центральному ее труду, публично читанному, но еще не опубликованному взыскательным автором.
Сборник лишний раз показывает главную особенность Ахматовой – равную художественную ценность раннего и позднего ее периода. Составитель мог, не опасаясь стилистического несоответствия, ставить рядом ее стихи десятых и сороковых годов. Так, между стихотворением “Первый дальнобойный в Ленинграде”, где приемом нынешней Ахматовой записано ощущение вражеского обстрела:
Как равнодушно гибель нес Ребенку моему…
И стихотворением “Памяти 19 июля 1914 года”, с его знаменитыми строчками:
Мы на сто лет состарились, и это Тогда случилось в час один…
Промежуток в 27 лет. Но это секрет их хронологии. Как следовали одна за другой эти войны в истории русского существования, так мысли, содержащиеся в обоих стихотворениях, сказаны одним голосом и как бы одновременно.
В сборнике нет другого стихотворения под сходным названием “Июль 1914” чрезвычайной силы. Его отсутствие, равно как и ряда наилучших из “Четок” и “Белой стаи”, вроде стихотворений “Вечером” или “Небо мелкий дождик сеет”, огорчает и оставляет в недоумении.
Было бы странно назвать Ахматову военным поэтом. Но преобладанье грозовых начал в атмосфере века сообщило ее творчеству налет гражданской значительности. Эта патриотическая нота, особенно дорогая сейчас, выделяется у Ахматовой совершенным отсутствием напыщенности и напряжения.

Вера в родное небо и верность родной земле прорываются у ней сами собой с естественностью природной походки.
Ставить большому художнику в заслугу его личные добродетели значит принижать достоинство его всепоглощающего дара. Нынешнюю войну Ахматова выразила живее предшествующей не вследствие возросшей теплоты и искушенности своего сердца, а потому, что, как величайшее зеркало русской жизни, она отразила эти войны в их действительном историческом несходстве.
В нынешней войне налицо ожесточенье и продуманная бесчеловечность, неведомые на прошлой. Фашизм воюет не с армиями, а с народами и историческими привычками. Каждому брошен личный вызов.

Бомбардировка с воздуха превратила большие города во фронтовые местности. Нет ничего удивительного в том, что ленинградка Ахматова написала лондонцам стихотворенье, непосредственное, как письмо, и что ее стихи об убитом ленинградском мальчике полны душераздирающей горечи и написаны словно под диктовку матери или старой севастопольской солдатки.
Наряду с нотою национальной гордости, отличительною чертой Ахматовой мы назовем ее художественный реализм, как главное и постоянное ее отличье.
Эротической абстракции, в которую часто вырождается условно-живое “ты” большинства стихотворных излияний, Ахматова противопоставила голос чувства в значении действительной интриги. Эту откровенность в обращении к жизни она разделяла с Блоком, едва еще тогда складывавшимся Маяковским, шедшим на сцене Ибсеном и Чеховым, Гамсуном и Горьким, с интересом к значащим очевидностям и сильным людям. Это придавало “Вечеру” и “Четкам”, первым книгам Ахматовой, оригинальный драматизм и повествовательную свежесть прозы.

Образцы этих стихотворений есть в разбираемой книге (“Песня последней встречи”, “Сжала руки под темной вуалью”, “Столько просьб у любимой всегда”, “Настоящую нежность не спутаешь” и др.). Их, однако, мало и могло бы быть больше.
Именно они глубже всего врезались в память читателей и по преимуществу создали имя лирике Ахматовой. Когда-то они оказали огромное влиянье на манеру чувствования, не говоря уже о литературной школе своего времени. Судить теперь об этих стихах без суда над подражателями невозможно, и характеристика Ахматовой с этой стороны дает скорее понятие о мере ее славы и популярности, чем об истинном существе ее патетической музы.
Однако ее слова о женском сердце не были бы так горячи и ярки, если бы и при взгляде на более широкий мир природы и истории, глаз Ахматовой не поражал остротой и правильностью. Все ее изображения, будь то образ лесного захолустья или шумного обихода столицы, держатся на редкостном чутье подробностей. Умение вдохновенно выбирать их и обозначать коротко и точно избавило ее от ненужной и ложной образности многих современников.

В ее описаниях всегда присутствуют черты и частности, которые превращают их в исторические картины века. По своей способности освещать эпоху они стоят рядом со зрительными достоверностями Бунина.
Составитель отобрал драгоценный и давно прославленный материал с должным вкусом и пониманьем.
1943
(Источник: Статья “Заметки об Ахматовой”)


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Б. Пастернак