АХМАТОВА И ПУШКИН



АХМАТОВА И ПУШКИН

Гений А. Пушкина, обаяние его личности, гуманистическая философия, открытия, сделанные в области русского стиха, оказали огромное влияние на развитие русской литературы рубежа Х1Х-ХХ веков. А. Ахматова была не только внимательной читательницей А. Пушкина, но обладала каким-то глубинным его пониманием, их связывала и творческая родственность.

А. Пушкин для А. Ахматовой – прежде всего идеальная перспектива поэзии, нечто безусловно близкое и даже осязаемое – и в то же время бесконечно удаленное, постоянно воплощающееся,

но до конца невоплотимое. Именно таким предстает поэт в цикле А. Ахматовой “В Царском Селе “:

Смуглый отрок бродил по аллеям,

У озерных грустил берегов,

И столетие мы лелеем

Еле слышный шелест шагов.

С одной стороны, А. С. Пушкин здесь, как и любой человек у А. Ахматовой, видится через обыденные детали (“Здесь лежала его треуголка…”), и потому максимально приближен, а с другой – временная дистанция максимальна (“столетие”).

А. С. Пушкин родствен А. А. Ахматовой своеобразным даром пророчества. “Как он понимал, как он все на свете знал? Этот кудрявый подросток в Царском

с томиком Парни под мышкой? ” – говорила она И. Берлину.

Действительно, А. С. Пушкин – один из самых чутких наших сейсмографов, который предчувствовал грядущие катаклизмы, прежде всего внутричеловеческие. То же характерно и для А. Ахматовой:

Я гибель накликала милым,

И гибли один за другим.

О горе мне! Эти могилы

Предсказаны словом моим.

Очень важно, что у А. С. Пушкина, так же, как и у А. Ахматовой, тема памяти является одной из ведущих. У А. С. Пушкина, при всей горестной тяжести воспоминаний, они все-таки остаются гармоничными и просветленными (“что пройдет, то будет мило”). В ахматовской поэзии память трагедийна, неумолима и неукротима.

У обоих поэтов память тесно связана с категорией совести. Попробуем сопоставить стихотворение А. С. Пушкина “Когда для смертного умолкнет шумный день…” и ахматовское “Одни глядятся в ласковые взоры…”. У А. С. Пушкина жалобы и слезы просветляют, преодолевают тяжесть воспоминаний. Но суд памяти и суд совести у А. С. Пушкина – видение, символ:

Воспоминание безмолвно предо мной

Свой длинный развивает свиток.

У А. Ахматовой общение с совестью – вполне конкретное и земное событие:

А я всю ночь веду переговоры

С неукротимой совестью своей.

Кроме того, А. С. Пушкин оставил конкретное содержание воспоминаний в черновиках. И думается, что он это сделал не только потому, что прошедшие события ощущались как что-то еще очень близкое.

У А. Ахматовой, напротив, конкретное содержание воспоминаний – ось стихотворения, ведь все события уже далеко, их оживление становится возможным лишь потому, что для совести “не существует время, и для нее пространства в мире нет”.

Конечно, А. С. Пушкин и А. А. Ахматова находились как бы в разных “геологических эпохах”. А. С. Пушкин – дитя XIX века, века гармонического, полного просвещенных надежд и порывов. А. А. Ахматова – дитя “страшных лет России “, когда исполнялись самые страшные эсхатологические пророчества.

Соотношение исторических эпох отражается как в зеркале в творческих взаимоотношениях двух авторов: их можно осмыслить как пророчество и отклик на него. Именно поэтому А. С. Пушкин для А. А. Ахматовой – некая идеальная перспектива, пушкинский мир для нее – идеал ненарушимого гармонического равновесия.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

АХМАТОВА И ПУШКИН