Анализ “южных” поэм: “Бахчисарайский фонтан” и “Цыганы” Пушкина А. С

Пушкинские “южные поэмы” объединяются под этим названием не только на основании того, что сходны по тематике (южные, экзотические сюжеты) и написаны в один период творчества (1823-1824 гг.), но еще и на основании тех идей, что в них заложены.
Основная цель южных поэм – развенчание индивидуалистической философии, на которой основывались произведения романтиков.
Как известно, для творческой манеры романтиков характерны следующие черты:
1. Философия индивидуализма, – т. е. во главу угла ставится сильная, исключительная личность, которая в силу неизбежного антагонизма личностных интересов и общественных, противостоит обществу. Находя в своем неизбежном одиночестве и борении ради самой борьбы способ поддерживать трагически-романтическое мироощущение, сильная личность отвергает устоявшиеся нормы, по которым существуют обыкновенные обыватели, она сама для себя создает законы. Основная ценность такой личности – свобода, которая всегда оказывается важнее других ценностей (деньги, карьера, слава) или чувств (любовь).
2. Исключительные характеры, – т. е. героями романтического произведения становятся не реальные люди или персонажи, имеющие отношение к действительности (и создающие некое жизненное правдоподобие), но своего рода идеальные фигуры, построенные (сконструированные) по схеме, избранной для себя романтиками. Это задает ту систему координат, в которой творят романтики – реальная действительность не интересует их – они изображают не то, “как есть”, но то, как, по их мнению, “должно быть”, т. е. создают мир “идеальный”. Кроме того, исключительная личность обречена на одиночество, так как другие люди не в состоянии понять ее мятущейся души. Окружающие люди почти неизбежно оказываются ниже той планки, которую задает им исключительная личность по своему образу и подобию.

Отсюда как постоянный мотив романтиков возникает тема разочарования в жизни.
3. Трагизм, – т. е. в силу того, что противоречия между героем и обществом носят исконный, глубинный характер, они не могут быть разрешены. Личность оказывается обречена на изгнание, вечные странствия, страдания, смерть и т. п.
4. “Местный колорит” – миру людей в романтическом произведении очень часто противостоит мир природы. Однако это особая природа – как правило, исключительная, экзотическая. Во многом она походит на характер самого романтического героя своей исключительностью и природным, “исконным” буйством (антитеза миру людей, т. е. цивилизации).

Это своего рода попытка сконструировать альтернативный, идеальный мир, попытка воссоздать природу (в соответствии с философией индивидуализма) по образу и подобию исключительной личности, или иначе – расширить границы этой личности до границ окружающего мира. Отсюда вытекает две вещи: 1) в этом мире нет места для других личностей, мир природы, описываемый романтиками, девственен и не тронут человеком, это даже не природа в настоящем смысле слова, а стихия; 2) окружающий мир зеркально отображает чувства и состояния души героя.
Южные поэмы Пушкина, строятся с использованием приемов, характерных для романтиков, но эти приемы у Пушкина выполняют совершенно противоположную роль.
Высмеивание романтических приемов и штампов, к которому прибегает Пушкин в произведениях, содержащих “сатирически-пародийные” мотивы (напр., “Руслан и Людмила”, “Домик в Коломне”, “Граф Нулин”), не могло исчерпать полемику с романтизмом – романтизм, как серьезное философско-этическое направление, имел, безусловно, и определенные общественные, и психологические предпосылки своего возникновения, и свою собственную социальную почву. Критике следовало подвергнуть не только литературные приемы романтиков, но саму суть их воззрений, которую составляла философия индивидуализма. Романтики, утверждая безусловное главенство личности над законами общества, не останавливались перед отрицанием основных гуманистических принципов и нередко приходили к аморализму.

Для Пушкина же эти ценности были священны и незыблемы, поскольку в его системе координат (гуманистической по самой своей сути) именно они и делают человека человеком. Следовало возразить романтикам “по существу”, вскрыть пагубность индивидуалистического мировоззрения.
Именно в силу этого антиромантический пафос Пушкина сосредоточен в “южных” поэмах на демонстрации “скрытых достоинств” романтического героя – тех, о которых молчали сами романтики. Пушкин показывает романтического героя во всей его неприглядной наготе, очистив образ от внешней романтической “красивости”. У Пушкина он превращается в обыкновенного эгоиста, который в угоду своим желаниям и амбициям готов без зазрения совести топтать достоинство и честь других людей, жертвовать ими в угоду своим “идеальным” представлениям.

Пушкин выдвигает на первый план зацикленность героя на себе и своих не слишком приглядных чувствах, подчеркивает его закрытость для окружающего мира и, как следствие этого, неспособность радоваться жизни, ощущать красоту бытия.
Именно в силу этого посыла описания южной природы обретают совершенно иной смысл – они не отражают мятущуюся, дисгармоничную душу главного героя, а напротив, контрастируют с ней. Для Пушкина в природе сосредоточено жизнеутверждающее начало, тем более в южной буйной природе, которая, словно рождена самим солнцем, в индивидуалистической же философии “романтического” героя преобладает жизнеотрицающее начало, так как в угоду личности окружающий мир именно отрицается.
Пушкин прослеживает путь романтического героя, показывая, что именно в силу его индивидуалистической философии все, к чему бы он ни прикасался, с чем или с кем ни сталкивался в жизни, неизбежно разрушается, все люди, попавшие под власть этой “сильной личности” страдают. По Пушкину, романтический герой обречен на одиночество вовсе не потому, что мир плох (мир, бытие, по Пушкину, прекрасны, они по определению не могут быть плохи), плох романтический герой, который из-за своего эгоизма и душевной неразвитости не видит и не слышит ничего вокруг.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Анализ “южных” поэм: “Бахчисарайский фонтан” и “Цыганы” Пушкина А. С