Анализ стихотворения Пастернака “Мне в сумерки ты все – пансионеркою…”

Разновидность вечного сюжета о несчастливой любви, осложненная оригинальной образностью и богатым литературным подтекстом, объединяет шесть циклов, созданных автором в рамках поэтической книги “Темы и вариации”. На своеобразной границе между двумя кульминационными фрагментами, “Болезнью” и “Разрывом”, находится анализируемый текст, датированный 1919 г. Он завершает сложную картину, сложившуюся в сознании заболевшего героя, и предваряет появление эпизодов из лирического дневника, посвященных свершившемуся расставанию.

Художественное пространство произведения четко разделяется на два плана, отражающих настоящий момент и прошлое героя. В первом случае лирическая ситуация не отличается динамичностью. Субъект речи нездоров и находится в постели.

Он наблюдают, как короткие зимние сумерки сменяются темнотой.

“Лежу и жду”, – так формулирует свою позицию герой. Лаконичная фраза определяет направление приоритетного вектора внимания: лирическое “я” погружается в воспоминания о первых встречах с возлюбленной. В памяти возникает образ юной героини – школьницы, выпускницы пансиона.
План, воссоздающий художественное пространство минувшего, получает знаковое наименование “жизнь”. Он вполне оправдывает свое название: разрозненные эпизоды зимних уличных сценок выхватывают отдельные детали, которые складываются в пеструю картину предпраздничного оживления. Вихри снега, зимние забавы, ярмарочная суета – вызывая в памяти приметы былого, субъект речи настойчиво апеллирует к адресату.

Эмоциональный накал, порожденный обращением к прошлому, выливается в серии риторических конструкций.

Когда наваждение проходит, герой вновь оказывается в безнадежном настоящем. Одинокий, покинутый и встревоженный, он окружен “адом” ночи – временем, когда особенно одолевают мучительные мысли и “бессонница огромная”. В эпизоде возникает знаменитое упоминание о конском глазе.

На основе синекдохи создается автопортрет несчастного влюбленного, физическое недомогание которого усугубляет любовная горячка.

Начало финального катрена возвращает внимание читателя к мотиву детства, замыкая композиционное кольцо. В завершающем эпизоде окончательно оформляется ключевая антитеза. В сознании героя сумерки ассоциируются с щемящими впечатлениями о былом счастье и с приятным, хоть и воображаемым свиданием.

Ночное время отождествляется с безрадостным настоящим, которое определено изменой милой, тяжелым течением болезни, физической и эмоциональной жаждой.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Анализ стихотворения Пастернака “Мне в сумерки ты все – пансионеркою…”