Анализ стихотворения Фета “Вольный сокол”



Лирический герой фетовских творений, погруженный в совершенный мир природы, много знает о поведении и образе жизни птиц. Воробей, купающийся в песке перед дождем, или последняя песня “любовника роз” соловья, неожиданно прозвучавшая над угрюмым садом, – образы крылатых персонажей детализованы, логичны, соотнесены с лирической ситуацией. Органично вписанные в реальный сюжетный план и окруженные положительным эмоциональным контекстом, они осмысливаются на символическом уровне как воплощение поэтического вдохновения, полета романтической

души, отринувшей суету повседневности.

Молодой, полный сил сокол – центральный персонаж и адресат стихотворения 1884 г. Лирический субъект, восхищенный бесстрашием и мощью хищной птицы, обращается к прошлому, к этапу взросления птенца.

Зачин организуется комплексом страдательных причастий с отрицательным значением, выступающих в роли однородных сказуемых: “не вскормлен” – “не унесен” – “не холено”. Анафора противопоставляет образ свободной птицы изнеженному питомцу, чье существование зависит от людской заботы.

Центральный эпизод задает координаты художественного

пространства, в срединной точке которого располагается высокий старый дуб с гнездом, где начал земную жизнь персонаж. С первых дней птенцу пришлось вести борьбу со стихией и голодом, и привычка к противостоянию закалила характер, развила способность смело встречать опасность. Показателен результат воздействия неблагоприятных обстоятельств на персонажа: автор описывает его при помощи глагола “дразнили”.

Олицетворение – ведущий художественный прием, организующий структуру центрального образа и фоновой зарисовки. Восходящее солнце наделяется взглядом, дерево характеризуется эпитетом “умирающее”, а растущий птенец испытывает эмоции, подобные человеческим. Разрабатывая антропоморфную трактовку, поэт опирается на тенденции русского фольклора, где сокол символизирует удалого молодца.

Закономерен триумфальный финал взросления, которое завершается уверенным и широким полетом. Лексема “поплыл” указывает на плавную траекторию движения мощных крыльев. Мотив полета, знаковый для фетовской лирики, позволяет соотнести образ с категорией художественного творчества, свободного от мелких и преходящих тем.

В стихотворном посвящении Шиллеру тема поэтического процесса аллегорически связана с обликом другой хищной птицы – царственного орла. Лирический герой восторженно именует адресата “орлом”, создавшим “могучие, светлые” песни.

В июле 1931 года Пастернак впервые прибыл в Грузию, приняв приглашение поэта Паоло Яшвили, с которым подружился еще в Москве. В гостеприимной горной стране Борис Леонидович провел три месяца, что оставило сильнейший отпечаток на его дальнейшем творчестве. В августе 1932 года свет увидела книга “Второе рождение”. Открывало ее произведение для лирики Пастернака программное – “Волны”.

Грузинская тема в нем стала основополагающей. Впоследствии Борис Леонидович еще несколько раз посещал кавказскую страну, культура которой оказалась ему так близка. Кроме того, он активно занимался переводами трудов местных писателей, посвящал им литературоведческие статьи. По сути, Грузия была для Пастернака второй родиной.

Поэт многого не успел сказать о ее богатой духовной жизни, прекрасном языке, великолепной архитектуре.

Практически для всех стихотворений Бориса Леонидовича, посвященных кавказской теме, характерен историзм. Касается это и анализируемого текста. Поэта интересует история Грузии и пребывания в ней русских людей. Среди его творческих ориентиров – одновременно и романтический подход Лермонтов, и реалистический взгляд Толстого.

Кстати, в первоначальном варианте “Волн” фигурировало имя Льва Николаевича. Чувствуется и влияние пушкинской лирики, посвященной Кавказу. Вообще стоит отметить, что в конце 1920-х – начале 1930-х произошла переориентация Пастернака в сторону творчества Александра Сергеевича.

В рассматриваемом тексте Борис Леонидович предсказывает собственную будущую манеру. Сначала он упоминает немоту (отсылки к “Silentium!” Тютчева и “Silentium” Мандельштама), затем – простоту, вполне очевидно подразумевая простоту поэтического изъяснения. Тот же Пушкин – чрезвычайно сложный поэт, неизмеримы смысловые глубины принадлежащей ему лирики.

При этом стих Александра Сергеевича прост, потому и возникает иллюзия, что понять его творчество может буквально каждый читатель. К такому уровню, начиная примерно с 30-х годов, стремился и Пастернак.

Стихотворение “Волны” стоит воспринимать как своеобразное вступление к сборнику “Второе рождение”. По форме оно напоминает цикл, состоящий из отдельных лирических произведений, которые объединяет общий сюжет – путешествие из Владикавказа в Грузию. В нем заявлены ключевые темы и мотивы, развивающиеся в последующих текстах вышеназванной книги.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Анализ стихотворения Фета “Вольный сокол”