Анализ стихотворения Ф. И. Тютчева “Море и утес”



В лирике Тютчева мы встречаем множество романтических стихотворений, где он воспевает безудержную игру природных стихий – “грохот летних бурь”, бунт морских волн, вой ночного ветра. В стихиях этих поэту открывался хаос мирозданья. Человек у Тютчева всегда был одинок и бессилен в этом хаосе природного мира.

Думается, именно об этом говорит поэт в стихотворении “Море и утес”.
Стихотворение было написано Тютчевым под впечатлением революционных событий в Западной Европе в 1848 году. Учитывая этот факт, образ моря трактуют как

образ западной революционной стихии, образ утеса – как воплощение крепости самодержавной России. Однако попробуем разглядеть за этой символикой еще и глубинный, философский подтекст.
Море у Тютчева могуче и неукротимо. Оно и “бунтует”, “и клокочет”, и “хлещет”, и “ревет”:
Волн неистовых прибоем

Беспрерывно вал морской

С ревом, свистом, вкусом, воем

Бьет в утес береговой…
Однако утес равнодушен к неистовству морских волн. Спокойный и величественный, он гордо взирает на их дерзновенные порывы:
Но спокойный и надменный,

Дурью волн не обуян,

Неподвижный,

неизменный,

Мирозданью современный,

Ты стоишь, наш великан!
Волны не успокаиваются и снова идут “на приступ роковой”. Но все попытки их тщетны: обессиленные, они лишь струятся “мутной пеной”. Наконец, морскому валу надоедает воевать с могучим утесом:
У томясь потехой злою,

Присмиреет вновь она –

Под гигантскою пятою

Вновь уляжется волна.
Образы неподвижного, огромного утеса и морских волн здесь глубоко символичны. Утес – это само мирозданье, вечность, природа. Волны же – это люди и их изменчивые судьбы, их неистовые порывы. Мир вечности, по Тютчеву, равнодушен к судьбам людей: их земная суета, мелочные хлопоты, пустые заботы, кажущиеся порой столь важными и значительными, – все обречено перед лицом времени. “Утомясь потехой злою”, волны, наконец, смиряются – точно так же затихают и смиряются и успокоенные временем бурные человеческие страсти, стихийные, импульсивные поступки, желания славы и честолюбивые мечты.

Неистовый бунт волн, думается, символизирует у Тютчева и человеческую гордыню, бунт человеческого разума. Здесь слышится и мотив богоборчества: разбушевавшаяся стихия “до звезд допрянуть хочет, До незыблемых высот…”. В этом бунте поэт видит бесовское начало:
Ад ли, адская ли сила

Под клокочущим котлом

Огнь геенский разложила –

И пучину взворотила

И поставила вверх дном?
Вместе с тем в стихотворении чувствуется и едва уловимое тютчевское восхищение гордым величием природы. “Стой же ты, утес могучий!”- восклицает поэт, как будто любуясь спокойствием и уверенностью этого творения природы.
Подобную картину природы мы встречаем и в лирике Пушкина. Терек у поэта
Играет и воет, как зверь молодой,

Завидевший пищу из клетки железной,

И бьется о берег в вражде бесполезной,

И лижет утесы голодной волной…

Вотще! нет ни пищи ему, ни отрады:

Теснят его грозно немые громады.
Однако у Пушкина это не более чем пейзаж, не осложненный какой-то особой, философской символикой. Безусловно, в стихотворении присутствует олицетворение, но это лишь олицетворение природных явлений. Мироощущение Пушкина было более оптимистическим.

В лирике поэта мотив противостояния человека и природы нигде не звучит столь трагично. Напротив, человек у него словно сливается с природой, благословляя и принимая ее мудрость. В стихотворении “Вновь я посетил…” поэт приветствует “младую рощу”, разросшуюся возле корней старых сосен, и приветствие это становится размышлением о времени, о настоящем и будущем:
Здравствуй, племя Младое, незнакомое! не я Увижу твой могучий поздний возраст, Когда перерастешь моих знакомцев И старую главу их заслонишь От глаз прохожего. Но пусть мой внук Услышит ваш приветный шум, когда, С приятельской беседы возвратясь, Веселых и приятных мыслей полон, Пройдет он мимо вас во мраке ночи И обо мне вспомянет.
К образу бурных волн не раз обращался в своем творчестве и М. Ю. Лермонтов. Он также сравнивает их с людьми (“Волны и люди”), однако волны у Лермонтова олицетворяют собой не суетность человеческих порывов, а определенные душевные качества – холодность, равнодушие, рационализм:
Волнам их воля и холод дороже

Знойных полудня лучей;

Люди хотят иметь души… и что же? –

Души в них волн холодней.
Сам же мотив противостояния бренного существования человека и вечной жизни природы у Лермонтова тоже звучит достаточно ощутимо:

Страшна в настоящем бывает душе

Грядущего темная даль;
Мы блаженство желали б вкусить в небесах,

Но с миром расстаться нам жаль.
( “Земля и небо” )
Таким образом, идейный смысл тютчевского стихотворения неоднозначен. Зарождаясь в теме противостояния западных “бесовских” бунтов и российской патриархальности сознания, гарантирующей устойчивость и незыблемость страны, конфликт идет в глубь поэтической мысли – к “вечному” противостоянию человека и природы.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5.00 out of 5)
Loading...

Анализ стихотворения Ф. И. Тютчева “Море и утес”