Анализ стихотворения Бунина “Христос воскрес! Опять с зарею…”



Композиционное решение, в котором весеннее обновление природы рассматривается в контексте православного праздника, реализовали предшественники Бунина – Майков и Плещеев. В десятых годах XX в. похожие мотивы возникают в стихотворениях Есенина и Кузмина. Произведения, в которых улыбка “сонной земли” (С.

Есенин) сопровождает религиозное событие, пронизаны чувством радости и ожиданием счастья.

Позитивная тональность характеризует и стихотворение Бунина. В отличие от подобных поэтических текстов здесь нет лексики, сигнализирующей о внешних атрибутах Пасхи. Благовест, церковь и колокольный звон, которые часто упоминаются другими авторами, в бунинском творении отсутствуют. Из религиозной лексики имеется кольцевая анафора “Христос воскрес” – “Бог воистину воскрес” и эпитет “обетованный” (о дне).

Эта небольшая группа задает общий тон лирическому повествованию, определяя границы художественного пространства. Однако основной ракурс сосредоточен на пейзажной зарисовке.

Автор захвачен динамикой приближающегося утра: он наблюдает за восходом

солнца, подмечая все оттенки и полутона. Чуткое восприятие трудно уловимых нюансов пейзажа сближает поэтику Бунина с творчеством Фета и Тютчева.

В описании утренней зари задействованы две большие лексические группы. Одна из них объединяет словесный материал по признаку темноты, другая – света. Черноту и неподвижность, которые кроются в ночных лесах и долинах, побеждают “лучи огнистые”.

Они появляются в небесной вышине и поначалу локально ограничены, но постепенно отвоевывают у тьмы все художественное пространство.

Подчеркивая контраст между темнотой и светом, поэт использует приемы ассонанса и цветописи. На одном полюсе аккумулируются черные и “синеющие”, на другом – “огнистые” и “алеющие” оттенки.

В пейзажной зарисовке заключено возвышенно-символическое значение. Утренняя заря, сменяющая ночь, и божественный горний свет, несущий спасение роду людскому, не просто схожи, а тождественны и порождены одним источником. Им становится “высь” – далекая, “как мечта”.

Ее не может постичь человеческий разум. В сакральном месте, где не действуют земные законы, красота приобретает высший идеальный смысл.

Отказавшись от внешней атрибутики православия, поэт исходит из глубинного значения Воскресения, изображая весеннее утро с точки зрения авторской космогонии.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...

Анализ стихотворения Бунина “Христос воскрес! Опять с зарею…”